Страшный сон правящих элит-94

Кругом убытки
14.06.2022
Иван Рогожкин

Продолжаем фантастическую сагу о сложной и нервной жизни наших настоящих правителей. Предыдущую заметку из серии «Страшный сон правящих элит» вы можете прочесть, щёлкнув мышью здесь.

Суперэлитист Догфеллер спит и видит странный сон. Будто он созвал к себе на экстренное совещание Рвотшильда, Умёрдока, Гейтса и Сороса. Также присутствует глава Казначейства США - дама преклонного возраста Еле-йеллен. Элитисты обсуждают непростую финансово-экономическую ситуацию, надеясь найти из неё выход.

Догфеллер: Господа, у меня проблема. Мой энергетический бизнес стопорится. Продажи бензина и дизельного топлива на территории США идут очень вяло из-за резкого спада деловой активности.

Умёрдок: В чём дело? Нет спроса? Мои бизнес-издания и телеканалы говорят, что с американской экономикой всё в порядке.

Догфеллер: Ребята, давайте я проясню ситуацию. Вы же знаете, что в Штатах сегодня дефицит различных товаров. Население радо бы их приобрести, но контейнеровозы из Китая и других стран встали на подходе к портам и не разгружаются. Как следствие, фуры и железнодорожные составы, которые ранее обеспечивали наземные перевозки, курсируют редко, отчего страдает мой топливный бизнес. И зачем населению лишний раз ехать в магазины? Любоваться на пустые полки, что ли?

Рвотшильд: Боюсь, эта ситуация скоро не разрешится.

Гейтс (удивлённо): Почему?

Сорос: Возможно, не все вы знаете, что Соединённые Штаты Америки допустили дефолт по государственным казначейским обязательствам. Не смогли погасить предъявленные бумаги. (госпожа Еле-йеллен кивает)

Гейтс: Раньше как-то справлялись...

Еле-йеллен (чуть не плача): Господа, ситуация действительно непростая. Такие страны, как Япония, Южная Корея и Саудовская Аравия бегут от наших трежерис, как от огня!

Гейтс: Напечатать деньги и вернуть, какие проблемы? (обращаясь к госпоже Еле-йеллен) Чем там занимаются ваше Казначейство и Федеральная резервная система США?

Еле-йеллен (неистово): Работаем круглые сутки, не покладая рук! Не успеваем!

Рвотшильд: Они действительно не успевают, Сорос не даст соврать. (Сорос кивает с умным видом) Понимаешь, Билли, казначейские обязательства, от которых пытаются избавиться многие державы, в целях обеспечения международной торговли хранятся в ключевых американских банках. А эти банки, естественно, задействуют казначейки и для других операций.

Гейтс: Каких операций? Опять ваша дурацкая финансовая магия? (Рвотшильд, надувшись, замолкает)

Сорос: Раньше это дело было очень доходным. Я говорю о торговле финансовыми деривативами. Банки через свои карманные хедж-фонды заключали между собой специфические договора, в которых хитро задействованы трежерис. Чтобы играть на весьма прибыльном рынке деривативов, нужно держать на балансе казначейские бумаги. Пусть глава Казначейства объяснит механизм. (взоры элитистов обращаются к Еле-йеллен)

Еле-йеллен (хорошо поставленным голосом лектора): Это тайна для простых смертных, но именно на финансовых деривативах последнюю пару десятилетий держится доллар ФРС США. Деривативные контракты составляются так, чтобы банкам было выгодно иметь на балансе трежерис и было невыгодно их продавать. Именно этот механизм раньше обеспечивал устойчивый спрос на долговые инструменты и позволял нашему Казначейству ежегодно делать заимствования на сотни миллиардов долларов. (далее голос госпожи Еле-йеллен начинает дрожать) А сегодня, когда Япония заявляет, что хочет разом продать трежерис на два миллиарда долларов, мало попросить ФРС США эмитировать эти деньги. Поскольку владелец бумаг меняется, нужно переоформить или аннулировать привязанные к конкретным долговым бумагам деривативные контракты, а там сам чёрт ногу сломит. Там такое кредитное плечо, что два миллиарда выливаются в сто-двести деривативных миллиардов, если считать по номиналу, и во многих случаях задействованы все наши системообразующие банки.

Гейтс: Зачем такое нагромождение деривативов?

Еле-йеллен: Ну как же? Банки должны хеджировать свои риски. Процентные свопы защищают их от колебаний процентных ставок, валютные свопы - от колебаний курсов валют, а товарные свопы - от волатильности цен на различные товары.

Рвотшильд: Вот здесь-то и произошла осечка. Когда начали расти цены на нефть и бензин, а потом цена никеля вдруг утроилась, мои банки и хедж-фонды налетели на гигантские убытки. Никто не мог предположить, что на рынках будет такая болтанка. (Сорос согласно кивает)

Догфеллер (злорадно): Так у тебя, Рвот, тоже проблемы! (Рвотшильд опять обиженно замолкает)

Сорос: Я вам скажу как специалист, что инвестиционные банки и их хедж-фонды играют с кредитным плечом от 50:1 до 100:1, притом нередко на весьма коротких временных интервалах. Например, когда в Азии наступает ночь, берут у брокеров взаймы до утра средства азиатских клиентов, чтобы провести в Лондоне и в Нью-Йорке десяток-другой операций, в том числе операций с деривативами.

Еле-йеллен: По нашим прикидкам, чтобы корректно закрыть деривативные контракты, привязанные к двухлетним казначейским облигациям на два миллиарда, нужно затратить двадцать пять человеко-лет рабочего времени. Не только у нас в Казначействе США, во всей финансовой индустрии для этого нет требуемого количества квалифицированных специалистов!

Гейтс (озабоченно): Вы говорите, что США допустили дефолт по госдолгу?

Еле-йеллен: Да, мы технически не справились, не смогли вовремя вернуть зарубежному заёмщику деньги за трежерис.

Рвотшильд: Почему же? Достаточно было перечислить деньги, а техническую работу по оформлению бумаг можно было сделать задним числом.

Еле-йеллен: Потому что держатель тех злосчастных облигаций, Bank of America, объявил себя банкротом и надеялся на простое списание убытков. Мы с трудом уговорили руководство банка отказаться от банкротства и тайно провести рекапитализацию. Пока уговаривали, все сроки прошли.

Умёрдок: Да, я помню, в апреле мы получили заказы на публикацию серии материалов о том, как хорошо идут дела у Bank of America. Оказывается, как раз в это время он банкротился?!

Еле-йеллен: Да, но если бы мы допустили банкротство Bank of America, следующим опрокинулся бы Citibank. И все остальные системные финансовые институты по цепочке. (Рвотшильд неуютно ёрзает в кресле)

Гейтс: Имидж доллара пострадает, если обанкротится банк со словом «Америка» в названии. Погодите, ребята. Вы говорите, что каждый системообразующий банк надёжно застрахован деривативами.

Рвотшильд: Если смотреть по-отдельности, то действительно застрахован. Убытки Bank of America покроет Citibank, а его в случае чего выручит JP Morgan и так далее.

Гейтс: Но если посмотреть на группу системообразующих банков в целом, то система ничем не защищена от краха, так?

Рвотшильд: К сожалению, так! Только барон Мюнхгаузен может вытащить себя за волосы из трясины. (все элитисты вдруг на минуту замолкают; слышно тиканье дорогих старинных часов)

Гейтс: Господа, извините за дилетантский вопрос. А причём тут морские контейнеровозы?

Еле-йеллен: Сейчас объясню. Крупные торговые партнёры США держат не доллары, а казначейские бумаги. Узнав о дефолте по трежерис, поставщики товаров потребовали от американских импортёров новой схемы оплаты - с привязкой к золоту или к другим материальным ценностям. Импортёры с этим вопросом пришли в Конгресс и к нам. Мы пообещали оперативно разработать и предложить такую схему, но она пока не родилась. У нас просто нет ничего материального для обеспечения торговли. (всхлипывает; взоры элитистов обращаются к нефтяному магнату Догфеллеру, но тот сидит совершенно невозмутимо) Тем временем контейнеровозы с товарами прибыли в порты. Стоят на якорях, не разгружаются - ждут команды от фрахтовщиков. А те ждут гарантий от импортёров товаров. А импортёры ждут нашего решения...

Догфеллер: Понятно, замкнутый круг. А как вы проводите рекапитализацию банков?

Еле-йеллен: Этим занимается Федеральная резервная система. С осени 2019 года ежесуточный объём операций репо увеличился до триллиона, а в последнее время - до двух триллионов. Предполагается, что сами операции носят краткосрочный характер - займы даются на 24 часа, однако по факту они нередко продлеваются до недели и более. В 2020 году ФРС США втихую перечислила банкам девять триллионов на покрытие убытков. Слава богу, что финансовые комментаторы этого не заметили.

Сорос: То, что называлось в 2020-м антипандемийным стимулированием экономики, на деле представляло собой раздачу денег банкам. Они налетели на триллионные потери по деривативам. А сегодня у банков обнаружились новые потери - теперь по ипотечным займам.

Рвотшильд (злорадно): Как будто ваши хедж-фонды не несут убытки!

Гейтс: Кстати, ребята, мои биофабрики так и не получили денег за пятьсот миллионов вакцин, заказанных десятью странами, в том числе за сто миллионов вакцин для США. Когда будет перечисление?

Еле-йеллен: Это вопрос к Департаменту здравоохранения. Но Казначейство ему денег на вакцины не даст!

Умёрдок (улыбаясь, как лиса): Статьи и телерепортажи о прекрасном состоянии Bank of America вышли. Кто мне за это заплатит?

Рвотшильд (морщась): Да отстаньте, Умёрдок, нам сейчас не до пиара! (Догфеллер начинает хихикать) Нужно отвлечь внимание людей от финансовых проблем, так что продолжайте публиковать чушь про изменение климата и победу НАТО на Украине.

Сорос (вдруг теряет самообладание): Моим хедж-фондам тоже нужна рекапитализация!

Еле-йеллен (надрывно): Все в минусе! И конца этому не видно! (начинает всхлипывать)

Суперэлитисту Догфеллеру вдруг становится по-человечески жалко бабушку Еле-йеллен, и он просыпается со слезами на глазах.

Продолжение фантастики следует...

Источник: Народная мудрость

Читайте другие наши материалы