Страшный сон правящих элит-68

Наступает эпоха Водолея!
11.04.2021
Иван Рогожкин

Продолжаем фантастическую сагу о сложной и нервной жизни наших истинных правителей. Предыдущую заметку из серии «Страшный сон правящих элит» вы можете прочесть, щёлкнув мышью здесь.

Анатолий Чубайс снова спит и видит сон о том, что он находится в приёмной у инопланетного посла. Помещение заполнено российскими чиновниками на уровне глав министерств. Всем им очень хочется получить знания и технологии от более продвинутой цивилизации из созвездия Ориона.

Перед дверью к послу находится стол секретарши Маруси. Она собирает принесённые гостями шоколадки в аккуратную стопку и успокаивает самых нетерпеливых чиновников.

Во время разговора Маруси с президентом Российской академии наук Александром Сергеевым вдруг открывается дверь и в приёмную входит президент России Владимир Путин. Он сразу направляется к столу Маруси. Чиновники притихают, Сергеев отходит в сторону.

— Здравствуйте, девушка! Можно мне к послу без очереди?

Министры всем своим видом показывают, что они готовы и даже рады уступить место главе государства. Привычный к тому, что ему никогда не отказывают, Владимир Путин очень удивляется, когда видит, что девушка отрицательно качает головой.

— Вам вообще нельзя. Ни по очереди, ни без очереди.

— (удивлённо) Почему же?

— По двум причинам. Во-первых, вы не настоящий президент, а заменитель.

— С чего вы так решили (читает надпись на бедже у девушки), Маруся?

— Если мероприятие представляет хотя бы малейшую опасность, на него вместо настоящего президента посылают его заменителя - клона или двойника. А господин посол не будет беседовать с суррогатом.

— Какая ему разница, если в данный момент перед ним полномочный представитель государства?

— Мы работаем не для галочки, а ради реальной пользы. Но дело не только в этом, я ещё не сказала «во-вторых».

— Так скажите.

— Во-вторых, президенты и их заменители слишком сильно зомбированы. Как там говорят в России? Вспомнила - им хоть кол на голове теши!

— Что вы имеете в виду?

— Человека, находящегося на таком посту, убедить в чём-либо за полчаса-час невозможно. Он недостаточно гибок, не воспринимает новое.

— Маруся, для меня как-то странно слышать сомнения в умственных способностях главы крупного государства.

— Речь не о ваших умственных способностях, Владимир Владимирович, а о контроле за вашим состоянием сознания, который организован государством. Оно не допускает возможности даже в минимальной степени изменить ваше состояние сознания.

— Почему же?

— Из соображений государственной безопасности. Считается, если кто-то сумеет загипнотизировать президента, он сможет нанести государству большой урон.

— Я с этим полностью согласен. А что, без гипноза обойтись нельзя?

— В том-то и дело, что нельзя. Чтобы человек воспринял что-то кардинально новое, он должен выйти из состояния «я всё прекрасно знаю», в котором никакое обучение невозможно, и перейти в состояние «я открыт всему новому».

— А что, инопланетный посол хотел бы сказать мне что-то кардинально новое, чего я не знаю? (ловит укоризненный взгляд Маруси) Извините, я ляпнул, не подумав.

— Таким образом, Владимир Владимирович, вам, как заменителю, могу предложить разговор с другим заменителем, но при одном условии.

— Выкладывайте все ваши карты. Что за заменитель?

— Заменитель это я, но перед беседой мы включим экран, чтобы устранить телепатический контроль за вами, который сейчас идёт из Кремля.

— (хватается за голову) Извините, Маруся, что-то вдруг закололо в висках.

— Это вам посылают требование не соглашаться на моё предложение.

— (держась за виски) Очень неприятное ощущение. Сделайте что-нибудь!

Маруся нагибается и щёлкает каким-то выключателем под столом.

— (с облегчением, убирая руки от головы) А теперь боль вдруг прошла...

— Я включила экран, чтобы вам не давили на психику, вот боль и прошла.

— Спасибо, Маруся. Кстати, подобные болевые ощущения уже бывали, но я не мог понять, откуда они берутся.

— Теперь вы понимаете. Ну что, Владимир Владимирович, побеседуем?

— Давайте, только где-нибудь в другом месте, здесь мне стало как-то неуютно.

— Пойдёмте в переговорную.

По дороге в переговорную Маруся объясняет, что вместе с контролем со стороны Кремля она прервала и трансляцию великодержавного чувства самоуверенности.

— Владимир Владимирович, теперь вы понимаете, почему господин посол не хочет общаться с государственными лидерами?

— (устраиваясь в кресле) Теперь понимаю, спасибо. У меня, Маруся, есть несколько вопросов.

— Задавайте, отвечу с удовольствием.

— В адрес России постоянно звучит клевета, нам объявляют санкции, ставят палки в колёса в международной торговле, обвиняют в отравлении шпионов. Откуда берутся эти злобные выпады со стороны Запада?

— А вы взгляните на лучших друзей державы, Владимир Владимирович.

— Что вы имеете в виду?

— Посмотрите внимательно на Китай. Китайская коммунистическая партия тесно сотрудничает с глобалистами. Почему? Потому что они включили вывод Китая на первые позиции в план переустройства мира.

— А мы-то здесь каким боком?

— Китай оказывает глобалистам и глубинному государству кое-какие услуги. Например, через КПК идут деньги для подкупа американских и европейских законодателей. А кто платит деньги, тот и заказывает музыку, понимаете?

— На что вы намекаете, Маруся?

— Вспоминается шутливый вопрос: «Против кого дружите?» Думаю, китайцы специально принуждают американских и европейских законодателей к злобным выпадам против России, чтобы оставаться для России безальтернативным стратегическим партнёром и иметь наиболее выгодные условия во взаимной торговле.

— Неужели? Кто бы мог подумать? Господин Си Цзиньпин - вот это лучший друг! Маруся, спасибо вам, что включили экран. В привычном состоянии сознания, когда я ощущаю, что и так всё знаю, я бы отмёл эту идею как нелепую. Надо созвать спецслужбы на совещание. Здесь есть над чем подумать!

— Рада подбросить пищу для размышлений.

— Вот что ещё меня заботит. В последнее время как из рога изобилия сыплются самые разноплановые события. Скажите, Маруся, по мнению Ориона, что сейчас по большому счёту происходит на Земле?

— Как бы понятнее выразиться... Разваливается система контроля над умами, которую истеблишмент выстраивал последние восемьдесят лет. Как следствие, порушится вся система власти.

— Честно говоря, не совсем понимаю. Можете объяснить подробнее?

— Попробую. Во-первых, у населения нарастает неудовлетворённость современной наукой. Люди слишком долго ждали настоящих прорывов и, не дождавшись, разочаровались в официальной науке. Об этом свидетельствует, в частности, огромное количество псевдонаучных и откровенно ненаучных материалов об эфире, вечных двигателях, генераторах «свободной» энергии, антигравитационных устройствах и так далее. («Так-так, это интересно!» - думает Чубайс.)

— Неужели самоделкины что-то такое изобрели и собрали на коленке?

— Нет, не изобрели и не собрали, но считают, что учёные зря просиживают штаны в своих академических институтах. Во-вторых, усиливается недоверие ко всем механизмам демократии. В США половина населения считает Байдена фальшивым президентом, говорит, что он «украл» голоса на выборах. Конгрессменов считают коррумпированными и называют мошенниками. Соответственно, нет уважения к принимаемым законам, нет законопослушности. Система государственного управления вот-вот развалится.

— Американцы хотели бы вернуть Трампа?

— Да, Трамп ушёл в тень, но медиакорпорации всё ещё усиленно обливают его грязью, поддерживая образ героя в глазах обычных людей. То есть система массового оболванивания населения работает против самой себя. В-третьих, из-за повсеместной коррупции стала пробуксовывать вся вертикаль власти. Когда информация идёт снизу вверх, она на каждом этапе искажается. Например, низшие чиновники могут завышать статистические данные о ковидной заболеваемости, чтобы получить больше денег на борьбу с вирусом, а чиновники повыше могут занижать, чтобы не схватить выговор за провал работы. Они заинтересованы только в сохранении своего привилегированного положения и материального уровня, а потому абсолютно не беспокоятся о том, что станет с государством и с гражданами. В результате наверх поступают данные, не имеющие статистической значимости и потому бесполезные для принятия решений.

— Значит, когда российское правительство проводит совещания, оно не владеет реальной информацией?

— Совершенно верно! Оно даже не знает, сколько людей в стране находятся за чертой бедности, и потому не может предпринять адекватных действий. Кстати, сейчас на Западе всё чаще говорят о введении безусловного душевого дохода. Там это уже практически решённый вопрос. При этом из-за сплошной коррупции в академических и правительственных кругах никто не может сказать, будет ли такая система жизнеспособной или через пять лет приведёт экономику к полному развалу. Потому что за гранты учёные нарисуют вам любые числа, которые вы закажете.

— Печально...

— В-четвёртых, есть большие сомнения насчёт здоровья фондовых рынков. Люди не дураки - видят, что на фоне пандемийного спада экономики биржевые индексы только растут. В результате у граждан крепнет убеждение в том, что фондовые рынки фальшивые, что там надулся гигантский пузырь, вызванный непрестанной печатью денег. Бизнес-медиа, таким как Уолл-Стрит Джорнал и РБК, становится всё сложнее убеждать людей вкладывать деньги в акции.

— Наигрались с фантиками!

— Да, Владимир Владимирович, люди осознали, что конфеток внутри нет - остались только обёртки. В-пятых, нарастает сомнение в официальной системе образования, которая учит механически запоминать и повторять, но не учит думать. Немало семей после окончания карантина решило не возвращать детей в школы - перевести на домашнее обучение. И это только затрудняет поддержание официальной парадигмы, которая традиционно строилась на внушении прописных истин со школьной скамьи. Тем временем централизованное телевидение смотрят только пенсионеры, которые скоро вымрут. Молодёжь же выбирает себе блоги по интересам...

— Всё это грозит хаосом, правильно я понимаю? И как нашему государству от него уйти?

— Никак. Подобно тому, как за весной неизбежно следует лето, за расцветом централизации и глобализации идёт век глубочайшей децентрализации. («Похоже, Маруся рассказывает про эпоху Водолея», - соображает Чубайс.) Этот процесс касается всего. В энергетике взамен единой энергосистемы строится распределённая генерация, в мировой финансовой системе вместо его величества американского доллара будет множество разномастных криптовалют. Биржи тоже перейдут на крипторельсы и станут распределёнными. Глобалисты могут строить любые планы, но единой общемировой китайской фабрики им не видать как своих ушей. Производство товаров будет более равномерно распределено по планете. Децентрализация охватит все сферы жизни. Скажу больше: этот процесс касается и истины. То есть у каждого человека будет своя индивидуальная истина. Подход, основанный на унификации ценностей и централизованном управлении умами, в принципе развалится.

— А что случится с Российской Федерацией?

— И она развалится тоже.

— Почему?

— Потому что государство, потеряв контроль над гражданами, не сможет заставить их использовать рубль. Вон народ уже побежал менять рубли на лайткойны. Рассыплется вся мотивация к работе на благо государства, а заодно и вся схема рублёвой коррупции. («Видимо, это и будет The Great Reset», - соображает Чубайс.)

— Что же нам делать?

— Могу сказать, чего точно делать не стоит. До сих пор все меры глобалистов и национальных правительств по сохранению статус-кво были непродуктивны. Видя, что прежняя парадигма рушится, глобалисты посадили весь мир в ковидный локдаун. Стремились затруднить людям взаимодействие между собой, не дать им собираться группами и организовываться. И тем самым только поддержали главную тенденцию текущего момента - дезинтеграцию централизованных систем, государственных и корпоративных. Я хочу сказать, что глобалисты вообще не понимают, что происходит.

— Спасибо большое, Маруся, теперь я многое вижу. И всё же, что нам стоит предпринять?

— Поезд уже ушёл, Владимир Владимирович. Население увидело, что вакцины против ковида – это средство массовой стерилизации, и поняло, что государство действует заодно с фармафашистами. Что-либо делать уже поздно. Тем более когда я отключу экранирующее поле, Кремль быстро вытрет из вашей памяти всё сущностное, о чём мы говорили, и к вам вернётся великодержавная самоуверенность. После этого мои слова покажутся вам пустыми.

В этот момент Маруся и Владимир Владимирович возвращаются в приёмную. Девушка щёлкает выключателем под столом.

— С послом не встретился, только зря время потратил.

Сказав это, президент удаляется. Чубайс просыпается и срочно хватается за блокнот, чтобы записать самые ценные моменты рассказа, пока они не вытерлись из памяти.

Продолжение фантастики следует...

Источник: Энерговектор

Читайте другие наши материалы