Взгляните на Солнце

Главный источник климатической угрозы бросает нам и другие вызовы
16.12.2022
Иван Рогожкин

Двадцать седьмая климатическая конференция ООН в Египте, запланированная на 6-18 ноября, затянулась до 20-го. Ежегодный форум государственных лидеров и их представителей под почти криптографическим названием Conference of the Parties (COP) проводится с 1995 года. Обсуждаются вопросы изменения климата, углеродных выбросов и координации международных усилий в этих сферах.

В нынешнем году конференция проходила на фоне серьёзного энергетического кризиса, что не могло не отразиться на дискуссиях и предложениях делегатов. Некоторые страны, видимо, вспомнив, что кризисное время обычно приносит не только трудности, но и новые возможности, спешили ими воспользоваться. В докладах звучали такие дикие заявления, как: «В климатической катастрофе виноват Запад, который примерно двести лет назад начал промышленную революцию. И теперь западные государства должны искупить свои грехи перед человечеством, помогая бедным странам справляться с последствиями техногенной климатической катастрофы!» Контраргументы против «климатических репараций» звучали весьма серьёзно. Например, бывший премьер-министр Великобритании Борис Джонсон указал, что промышленность Китайской Народной Республики за последние восемь лет произвела больше углеродных выбросов, чем все заводы Великобритании с начала промышленной революции.

ООН и денежные потоки

Делегаты COP27 приняли ряд новых решений, включая черновой вариант документа о фонде помощи бедным странам для компенсации убытков и потерь, вызванных локальными климатическими катастрофами (наводнения, засухи, остановка крупных гидроэлектростанций из-за низкой водности рек и прочие), который мы для краткости будем называть фондом климатической помощи. Решение о том, какие конкретно страны будут наполнять этот фонд, отложено до следующей климатической конференции ООН.

Австралийский журналист Кристофер Митчелл, побывавший на COP уже не в первый раз, отметил: «Реальная цель всех этих конференций - перераспределение доходов развивающихся стран и стран первого мира в пользу бедных наций». А поскольку размеры бюджета всегда ограничены, у властей возникает дилемма - поддержать ли бедняков где-то в далёких краях или собственных граждан. Вопрос поднимается на принципиальную высоту. «Я думаю, что австралийским элитам, таким как Майк Кэннон-Брукс и Эндрю Форрест, сойдёт с рук притворство, будто бы они радеют о бедняках, - рассуждает Митчелл. - Но жителям западных пригородов Сиднея и Мельбурна, имеющим фиксированный доход, придётся несладко. Им и так нужно оснастить крыши домов солнечными панелями и приобрести дорогие электромобили. Государственная политика компенсаций за климатический ущерб только усугубит положение бедных слоёв населения». Почему мы цитируем австралийского журналиста? Потому что Австралия, как и Россия, - крупный поставщик сырьевых ресурсов и энергоносителей на мировые рынки.

Митчелл сделал ещё несколько интересных замечаний. «На каждой конференции COP делегатам говорят, что планируется и организуется работа по сокращению выбросов на ближайший год. Однако за двенадцать месяцев, которые прошли с конференции COP26 в Глазго, мировая эмиссия парниковых газов увеличилась на 6%, - поделился он. - Я уверен, что то же самое случится и в следующие двенадцать месяцев. Климатическая программа ООН оторвана от реальности».

Отметим, что ООН работает с большими, долгосрочными программами, которые разворачиваются крайне медленно. О фонде климатической помощи разговоры идут уже тридцать лет. Раньше в ООН надеялись, что размер фонда достигнет ста миллиардов долларов в год к 2020-му. Сегодня понятно, что этого может не случиться и до 2040-го. Ничего удивительного: кто платит, тот и заказывает музыку, а Организация Объединённых Наций существует на членские взносы государств и в денежных вопросах находится в роли просителя.

Правительства крупных промышленно развитых стран, способных наполнить многомиллиардные фонды, на десятилетия вперёд обычно не заглядывают, понимая, что за это время сменятся и президенты, и приоритеты госполитики, и экономические условия. Поэтому они легко дают климатические обещания на отдалённое будущее (выполнять которые придётся уже другим правительствам) и спокойно занимаются текущими проблемами, которых всегда хоть отбавляй.

Что в такой ситуации следует делать ООН? Разъяснять, взывать к совести, просить... Может быть, именно поэтому накал климатической пропаганды год от года только нарастает?

Как всё начиналось

Фразу «глобальное потепление» ввёл в оборот американский учёный-геохимик Уоллес Броекер из Колумбийского университета. В августе 1975 года он опубликовал в журнале Science небольшую научную статью "Climatic Change: Are We on the Brink of a Pronounced Global Warming?" («Климатические изменения: находится ли мир на пороге явного глобального потепления?»). Эта статья не вызывает вопросов с точки зрения её главного вывода. Однако подход к определению причин уже намечавшегося в 1975-м изменения климата и цепь логических заключений в ней вызывают недоумение. В работе ни разу не упоминается Солнце - основной источник тепла для нашей планеты. Это особенно странно видеть на фоне трудов тысяч учёных, исследовавших в 1970-е зависимость погоды и климата от солнечной активности. «Отсюда можно заключить, что это была не научная статья, а политический документ, нацеленный на то, чтобы отвлечь внимание публики от процессов, происходящих на Солнце», - отмечает американский астроном Дуглас Вогт.

Кого и что спасать?

Дуглас Вогт уже несколько десятков лет отслеживает солнечную активность, сопоставляя её с историческими данными о крупных стихийных бедствиях. И он показывает на графиках, что повышение средней температуры на Земле следует за увеличением количества энергии, поступающей на планету от нашей звезды. Согласно Вогту парниковые газы играют здесь незначительную роль.

В своём последнем исследовании Дуглас Вогт оценивает вероятность мощнейшей солнечной вспышки, при которой коронарный выброс плазмы достигнет Земли и мощная геомагнитная буря вызовет продолжительные блэкауты на нескольких континентах. Для жителей крупных городов, где всё завязано на централизованное электроснабжение, это будет катастрофа, которая быстро не рассосётся. Потому что в сильнейшую геомагнитную бурю наверняка сгорят высоковольтные силовые трансформаторы, срок изготовления и поставки которых достигает полутора лет. Американский физик Питер Райли оценил вероятность такого события на ближайшие десять лет в 12%, а Дуглас Вогт скорректировал эту оценку вверх до 20%, учтя не только количество солнечных пятен, но и их растущую площадь. Отметим, что опасность неожиданной мощной вспышки на Солнце гораздо более грозная, чем плавное повышение средней температуры на Земле на полтора-два градуса, которое так пугает чиновников в ООН. Вспышка грозит в первую очередь промышленно развитым и развивающимся странам.

Американские законодатели осознали угрозу, в результате чего 23 июня 2022 года в сенате был предложен законопроект № 4488 об антикризисном управлении в моменты глобальных катастроф ("Global Catastrophic Risk Management Act of 2022"). О каких глобальных катастрофах идёт речь? В документе поясняется, что это «угрозы событий разной вероятности, которые вызовут суровые последствия в виде существенного нарушения или полного уничтожения человеческой цивилизации на глобальном уровне»! Мощнейшая вспышка на Солнце, способная пожечь энергосети на Земле, относится именно к таким событиям.

Тем временем североамериканские отраслевые регуляторы предписывают сетевым компаниям принять специальные меры, в том числе проверить и усилить системы заземления энергооборудования, чтобы наводимые на линии электропередачи токи уходили в землю, а не шли по проводам, перегружая трансформаторы. (Не секрет, что злоумышленники часто похищают заземляющие медные провода для сдачи на лом.) Помимо этого в США создаётся запас типовых высоковольтных трансформаторов, что ломает стереотип, поскольку такие трансформаторы традиционно разрабатываются и изготавливаются конкретно под параметры и условия эксплуатации в каждом узле сети.

Источник: ООН

Читайте другие наши материалы