Страшный сон правящих элит-90

Немцам пора проявить креативность
11.04.2022
Иван Рогожкин

Продолжаем фантастическую сагу о тяжёлой и сложной жизни наших истинных правителей. Предыдущую заметку из серии «Страшный сон правящих элит» вы сможете прочесть, щёлкнув мышью здесь.

Суперэлитист Рвотшильд спит и видит необычный сон. Из британской разведки Ми-6 поступает тревожное сообщение о том, что министры финансов России и Германии ведут тайные переговоры. Рвотшильд просит переслать ему запись переговоров. Ему отказывают, опасаясь утечки информации. Раздосадованный финансист вынужден сам ехать в штаб-квартиру Ми-6, чтобы в безопасном помещении ознакомиться с записью переговоров. Там он садится в удобное кресло, закуривает сигару и начинает слушать.

Антон Силуанов (воодушевлённо): «Господин Линднер, давайте проявим креативность - создадим "руссобунды" - немецкие государственные облигации, номинированные в рублях, специально для России. Это будет инструмент для обеспечения торговли между нашими странами. Задача России - поддерживать их стоимость. Задача Германии - исправно выплачивать по ним проценты».

Кристиан Линднер (удивлённо): «Каким образом вы предполагаете поддерживать стоимость "руссобундов"?»

Силуанов: «Мы будем покупать их в больших количествах. Кроме того, ЦБ России уже объявил о том, что приобретает золото на российском рынке по фиксированному курсу 5000 рублей за грамм. Разрабатываются и другие меры».

«А что ещё русским остаётся делать? - думает Рвотшильд. - Голь на выдумки хитра. Но сама идея мне не нравится: она выглядит так, словно Россия пытается перехватить у меня контроль над ценой драгметалла».

Линднер (с сомнением): «А может лучше номинировать бумаги в евро? Мы не хотим разваливать валютную торговлю на Форексе».

Силуанов (удивлённо): «Как такое возможно? Все государственные облигации в еврозоне имеют околонулевую, нулевую или отрицательную доходность. Это безумие!»

Линднер (с досадой): «А вы не в курсе, господин Силуанов, что Европа уже не способна вернуть свои долги? На данный момент можно только постепенно девальвировать евро, чтобы вернуть кредиты "фантиками"».

«Зачем же так откровенничать с российским министром финансов, - беспокоится Рвотшильд, - раскрывать перед ним все карты?»

Силуанов (улыбаясь): «Понимаю-понимаю. При реальной ценовой инфляции в 20% годовых и больше политика низких процентных ставок в США и Европе - это воровство. Но я сейчас не об этом. Нам нужно, чтобы доходность "руссобундов" всегда была на два-три процентных пункта выше, чем у американских казначейских обязательств того же срока погашения».

«Это вызовет нежелательные последствия, - забеспокоился суперэлитист. - Банки попытаются воспользоваться арбитражом, начнут продавать "трежерис" и покупать золото».

Линднер: «В принципе мы хотели бы иметь такой инструмент, как "руссобунды". Но, господин Силуанов, скажите честно, какова цель привязки рубля к золоту?»

Силуанов: «Буду предельно откровенен с вами, дорогой Кристиан. Мы хотим укрепить рубль, сначала довести цену золота до 2500 долларов за тройскую унцию, а затем - до 3000 долларов».

Линднер: «Думаю, текущая ситуация на рынке энергоносителей позволяет вам этого добиться, но что случится, когда цены на нефть и газ упадут?»

Силуанов: «Вы же знаете, Кристиан, что высокие цены на нефть организованы Догфеллером, который выходит из нефтедоллара. Он правильно рассудил, что делать это лучше всего на максимуме. По нашим расчётам, меньше чем за год Догфеллер не управится. За этот год мы выстроим экосистему нефтегазорубля со всеми необходимыми для её поддержки инструментами, в том числе "руссобундами"».

В этот момент в кармане у российского министра финансов начинает звонить телефон: «Извините, Кристиан. Да, Владимир Владимирович». Рвотшильд слышит в трубке голос Путина: «Будьте жёстче, пообещайте, что мы станем "сбрасывать" евро, поскольку эти идиоты подставили нас с "Северным потоком-2" и выполняют сумасшедшие распоряжения суперэлитиста Рвотшильда, передаваемые через Вашингтон».

«Откуда он знает? - забеспокоился Рвотшильд. - А эти русские не так просты, как кажутся на первый взгляд!»

Линднер: «Я тоже буду с вами предельно откровенен, дорогой господин Антон. Наше новое федеральное правительство и законодатели сейчас находятся под нажимом германского бизнеса, который требует нормализации отношений с Россией. Компании Mercedes, Volkswagen, Porsche, Siemens, металлургические предприятия засыпали бундестаг и кабинет министров письмами, где называют решение остановить "Северный поток-2" идиотизмом. Наш бизнес требует, чтобы правительство перестало выполнять указания лунатиков из Вашингтона. Да, Догфеллер пригнал в Балтийское море газовозы, но цена его сжиженного газа вдвое выше цены российского трубопроводного газа. Сейчас решается вопрос о полном развороте нашей государственной политики по отношении к России. Когда он решится, я смогу дать вам чёткий ответ насчёт "руссобундов". Подождите немного».

Мозг суперэлитиста начинает раскаляться от напряжённой работы: «Так, русские выстраивают альтернативу нефтедоллару и золотым биржам, создают арбитраж. Цене золота в 2000 долларов за тройскую унцию и 5000 рублей за грамм транслируются в курс 78 рублей за доллар. После повышения цены золота до 2500 долларов российский рубль укрепится до 62. Помимо волны продаж американских казначейских бумаг их новая политика вызовет поток ордеров на покупку золота на Лондонской бирже металлов. Кто будет использовать арбитраж? Держатели казначейских облигаций. Они будут пытаться продать свои казначейки, хеджируя риски с помощью золота, приобретённого с большим кредитным плечом. Биржевые трейдеры откажутся переводить фьючерсные контракты на следующий месяц - затребуют доставку физического металла. А его нет... Банку международных расчётов придётся вмешаться - поставлять золото из своих хранилищ, дабы не допустить дефолта Лондонской биржи металлов. Иначе опрокинется ряд крупнейших инвестиционных банков и хедж-фондов, которые продали тысячи тонн чужого металла, на рынках золота и серебра начнётся многолетний подъём. Кошмар!»

Силуанов: «Дорогой Кристиан, ситуация не позволяет долго ждать, а мы прекрасно знаем, что американская политика сильного доллара - это политика слабого золота, то есть искусственного подавления цен на драгметаллы. А нулевые процентные ставки по "трежерис", означающие фактический отказ от сильного доллара, с дешёвым золотом и инфляцией никак не совместимы. Из этого положения у Запада есть два выхода: позволить драгметаллу вырасти в цене или вообще закрыть биржевую торговлю золотом в Нью-Йорке и Лондоне».

Раздосадованный Рвотшильд нервно набирает телефонный номер Умёрдока: «Как дела, дружище?

Умёрдок (радостно): «Привет-привет, старый денежный мешок Рвот!»

Рвотшильд: «Мне сейчас не до шуток, всемирный хриплодуктор. Готовь новый PR-проект».

Умёрдок (помрачнев): В чём суть проекта?»

Рвотшильд: «Россия захватывает контроль над ценой золота. Россию и Путина нужно обвинить в хаосе, в который погрузятся те американские инвестбанки, что "зашортились" по золоту на гигантские суммы. Вполне вероятно, что Уолл-Стрит не сможет рассчитаться с кредиторами и украдёт деньги со счетов своих клиентов. В этом должен быть виноват Путин, понимаете? Придумайте какую-нибудь фейковую историю. Понятно, что плох не тот, кто украл, а тот, кто вызвал неприятности, заставляющие красть...»

Умёрдок: «Мы уже пустили новость о том, что некоторые аффинажные заводы не принимают российские золотые слитки на переплавку».

Рвотшильд (нервно): «Ваши финансовые обозреватели иногда поражают своей безграмотностью. Во-первых, Россия не продаёт, а покупает золото. Во-вторых, в отличие от бумажек с водяными знаками, золото обладает ценностью само по себе. Проштампованные на слитках буквы и цифры практически никогда не имеют значения, кроме редких нумизматических случаев».

Умёрдок: «Работаем, как можем».

Рвотшильд: «Впрочем, для невежественной публики такая новость сойдёт».

«Ну всё, проблема решена», - успокаивается во сне Рвотшильд, переворачиваясь на другой бок.

Следующую заметку из серии "Страшный сон правящих элит" вы прочтёте, щёлкнув мышью здесь.

Источник: Народная мудрость

Читайте другие наши материалы