Страшный сон правящих элит-79

Блокчейн слезам не верит
12.09.2021
Иван Рогожкин

Продолжаем фантастическую сагу о сложной и нервной жизни наших истинных правителей. Предыдущую заметку из серии «Страшный сон правящих элит» вы прочтёте, щёлкнув мышью здесь.

Герман Греф спит и видит удивительный сон, будто бы он - молодой студент элитного Свинтонского университета - сдаёт экзамен по макроэкономике. Юноша находится в старинной семинарской аудитории, где, по рассказам преподавателей, учился сам Черчилль.

Профессора экономики почему-то заменяет преподаватель обществоведения Марта Персистент, но Грефф Джерманн этому только рад - ему нравится эта миловидная женщина, одетая, как обычно, в строгий деловой костюм. Джерманн полночи не спал, учил теорию, но это ему не помогло - он откровенно «плавает».

Персистент: «Джерманн, расскажите, пожалуйста, чем криптовалюты принципиально отличаются от эмитируемых центральными банками цифровых валют и от декретных валют, таких как американский доллар, британский фунт и российский рубль». В этот момент подружка Джерманна худенькая Наби Уллина подаёт ему подбадривающие знаки, дескать: «Вопрос простой, не робей!».

Джерманн: «В принципе крипта ничем не отличаются от цифровых и декретных валют, это, так сказать, то же яйцо, только в профиль».

Персистент: «Неверно, Джерманн, подумайте немного».

Джерманн: «Криптовалюты эмитируют программисты, а цифровые и декретные валюты - центральные банкиры».

Персистент: «Поточнее, пожалуйста, что значит "эмитируют программисты"?»

Джерманн: «Они определяют скорость эмиссии и максимальное количество денег, которое будет выпущено в обращение».

Персистент: «Правильно, какие ещё есть различия?». Преподаватель явно не хочет ставить парню двойку и тянет его хотя бы на троечку.

Джерманн: «Вместо водяных знаков в криптах и цифровых валютах используется криптографическая защита».

Персистент: «Это не принципиально, лучше скажите, чем обеспечены декретные валюты?»

Джерманн: «Ну как же, природными ресурсами страны, её экспортным потенциалом, экономической и военной мощью».

Персистент: «Джерманн! Где вы начитались такого маразма? Вы повторяете всю чепуху, которую вешают на уши обывателям для того, чтобы они верили в справедливость фиатной денежной системы. Что вам рассказывали на лекции? (Парень потупился и молчит.) Ну что же, придётся вам напомнить.

Большая часть денег в современной денежной системе с частичным резервированием существует в виде кредитов. Как они рождаются? Это принципиальный момент. Когда человек идёт в банк, чтобы взять кредит, он собирает всю свою решимость и силу воли, он готовится затянуть пояс и во всём себе отказывать в течение срока выплаты кредита - год, три, пять, десять лет. Заёмщик воодушевлён какой-то идеей. Кто-то берёт заём для того, чтобы запустить бизнес, кто-то для того, чтобы приобрести автомобиль или собственный дом, бывает по-разному.

Что отсюда следует, Джерманн?»

Джерманн: «Деньги рано или поздно придётся отдавать».

Персистент: «Это само собой. Кредитные деньги рождаются в тот момент, когда заёмщик ставит свою подпись под кредитным договором, до этого они не существовали, и такие деньги основаны на его, заёмщика, собственной психической и физической энергии, на его силе воли, знаниях, умениях и решимости воплотить свою мечту, на его обещании вернуть долг, понимаете?»

Греффу становится как-то не по себе, а преподаватель продолжает: «А если заёмщик допустит дефолт, выданные ему кредитные деньги испарятся, перестанут существовать, понимаете? Я хотела от вас услышать, Джерманн, что на самом деле кредитный банк денег людям не выдаёт - люди сами своей энергией создают деньги, а потом ими пользуются. Банк лишь фиксирует это событие в кредитном договоре. Понятно?»

Джерманн: «Кажется, да. Нам на занятиях по магии рассказывали о материализации желаний».

Персистент: «На чём зарабатывают банкиры?»

Джерманн: «На процентах».

Персистент: «Не только. Банк оформляет в качестве залога какую-то собственность. Если, например, речь идёт об автокредите, то в залог попадает приобретаемый автомобиль. Когда речь идёт об ипотечном кредите, залогом становится приобретаемый дом или квартира. Видите, что получается - банк мошеннически записывает себе на баланс сумму, создаваемую энергией клиента, а ещё и требует под неё залог. Если магическая энергия клиента не сработает, скажем, заёмщик не справится и допустит дефолт, банк получит залог.

Когда люди узнают, что они создают деньги сами, а залог выплачивают за не оказываемые им услуги, они поймут, что игра нечестная и откажутся в неё играть. (Юноша ошарашен.)

Джерманн, то, что я вам сейчас сказала - самая большая тайна банкиров. Кредитование - это глубоко порочный обманный бизнес. В этом бизнесе банкиры всегда получают то, что им не принадлежит - либо деньги, созданные клиентом, плюс проценты, либо залог за эти деньги. Клиент всегда в минусе. Поэтому любая кредитная история - это история неудачника».

Джерманн с просветлёнными глазами: «Теперь я понимаю, почему банки всячески стараются затруднить возврат долга, ставят жёсткие условия по срокам выплат, никогда не идут на уступки. Они играют против своих клиентов!»

Преподаватель продолжает: «Ну да, банки заинтересованы в дефолтах, чтобы поднять ссудный процент. Следующий вопрос - чем криптовалюты принципиально отличаются от декретных валют?»

Джерманн: «Они не эмитируются одним лишь стремлением воплотить мечту».

Персистент: «Совершенно верно! Криптовалюты эмитируются в соответствии с алгоритмом, их невозможно получить взамен обещаний - ни честных, ни мошеннических. Блокчейн слезам не верит.

А чем плоха безудержная кредитная эмиссия фиатных валют? Примените закон сохранения энергии к психической деятельности человека».

Джерманн, немного подумав: «Количество людей ограничено, их психическая энергия - тоже. Поэтому бесконечная выдача кредитов выльется в девальвацию денег или дефолты».

Персистент: «Правильно, кажется, вы начинаете понимать предмет. Лучше поздно, чем никогда. Ставлю вам троечку, Джерманн, давайте зачётную книжку».

Ошарашенный, Греф просыпается и вспоминает, что он - руководитель крупнейшего в России кредитного банка. «Я возглавляю позорнейший, глубоко порочный бизнес, - сокрушается он, - зарабатываю на порабощении и обеднении россиян. Нужно скорее перепрофилировать банк и уходить в честные крипты!»

Теперь Марта Персистент вызывает отвечать Наби Уллину.

Уллина читает вопрос: «Почему переход к криптовалютам неизбежен?»

«Всё очень просто, - объясняет девушка. - Цифровизация это веление нашего времени. Пришла пора переводить денежную систему на цифровые рельсы».

Персистент: «А что, банки и платёжные системы типа Visa и MasterCard не занимаются цифровизацией? Почему именно крипты придут на смену фиату?»

Уллина: «Технологии сегодня дошли до того, что центральный банк может непосредственно обслуживать всех граждан и организации. Каждое юридическое и физическое лицо получит в ЦБ счёт и личный кабинет для доступа к этому счёту. Вычислительные возможности современных центров обработки данных и объёмы хранилищ позволяют это сделать. Банковские посредники в принципе уже не нужны. А поскольку существуют хакеры, необходима криптография. Все платежи будут переведены в цифровую форму».

Персистент: «И что для этого нужно предпринять?»

Уллина: «Построить ЦОДы и ввести в обращение полностью цифровые деньги, так называемые национальные цифровые валюты».

Персистент: «Приведите какой-нибудь пример».

Уллина: «Например, Центральный Банк России выдвинул инициативу по созданию цифрового рубля».

Персистент: «Да, а Китай в отдельных регионах уже пробует свою национальную цифровую валюту, не особо успешно. Почему подобные валюты не выдержат конкуренции с настоящими криптовалютами?»

Наби Уллина сначала смотрит с удивлением и молчит, не зная, что ответить. И потом вдруг задаёт вопрос: «А чем обеспечен биткойн?»

«Девушка, вы чем занимались на лекциях? - спрашивает преподаватель, разводя руки в стороны. - Мечтали выйти замуж за молодого банкира? Видимо, придётся мне снова вместо экзамена объяснять теорию.

Биткойн обеспечен дорогостоящим компьютерным оборудованием, необходимым для его майнинга, электроэнергией, которой требуется огромное количество, и усилиями системных администраторов. Добыча золота, кстати, тоже требует много энергии в виде горюче-смазочных материалов и человеческих сил.

Итак, ребята, традиционная кредитно-денежная система с частичным резервированием подразумевает постоянный прирост денежной массы - долги нужно возвращать с процентами. Пока администраторы планеты проводили политику увеличения народонаселения, это было естественно и гармонично - рождались новые люди, денежная масса росла. Сейчас администраторы перешли к серьёзному сокращению численности населения. Ну вы знаете про все пандемийные дела... В нынешних условиях кредитно-денежная система с частичным резервированием не работает - негде взять сил и психической энергии для постоянно ускоряющейся эмиссии. Остаётся чисто механическое увеличение количества фиатных денег со всеми негативными последствиями в виде ценовой инфляции».

Наби Уллина: «А что же тогда работает?»

Персистент: «Правительства в попытке обмануть собственное население и сохранить статус-кво выпускают национальные цифровые валюты. Понимаете, ребята, центральные банки не откажутся от инструментов контроля. Народ это скоро прочувствует. Конечно, когда начнётся серия объявлений о выпуске национальных криптовалют, биткойн просядет. Криптовалютчики начнут перекладываться в новые игрушки, но это продлится недолго. Вскоре людям станет ясно, что правительства хватаются за соломинку в попытках сохранить контроль, и национальные крипты тоже сдуются. Останутся реально востребованные децентрализованные криптоактивы».

Наби Уллина: «Неужели богачи так просто отдадут свои богатства?»

Персистент: «Наби, вы рассуждаете крайне примитивно - как баба Глаша из деревни Гадюкино. Повторяю, стоимость денег определяет народ, и он же их уничтожает, охладевая к прежде вожделенному. Богачи попытаются манипулировать общественным сознанием, чтобы сохранить своё состояние, но у них ничего не получится. По мере сокращения численности населения будут высвобождаться квартиры, земли, автомобили, парковочные площади, склады, будут сжиматься производства всех видов. Возникнет мощное дефляционное давление. Криптовалюты идеально работают в условиях дефляции, а привычная кредитная денежная система с частичным резервированиям от дефляции схлопывается. Ну посудите сами, какой может быть спрос на ипотеку в городе, где четверть квартир пустует? Богачи, сделавшие себе состояние на недвижимости, будут ощущать себя полными идиотами. Понимаете, осенью трава уже желтеет, а не зеленеет».

Наби Уллина: «И как в таких условиях действовать центральным банкам?»

Персистент: «Сокращать свои штаты и операции быстрее, чем схлопывается экономика. Не мешать бизнесу привлекать инвестиции через выпуск криптотокенов».

Услышав это, Набиуллина в страхе просыпается.

Продолжение фантастики следует...

Источник: Народная мудрость

Читайте другие наши материалы