Взгляд на энергетику через зелёные очки

РСПП хочет пересчитать акцизы и энергоплатежи в углеродные единицы
10.01.2022
Александр Волобуев

В рамках стратегии по адаптации экономики РФ к требованиям климатической повестки необходимо учесть обязательные платежи, которые так или иначе направлены на снижение выбросов парниковых газов. Об этом написал премьеру Михаилу Мишустину глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП; лобби крупного бизнеса) Александр Шохин. «Ведомости» ознакомились с документом. В пресс-службе правительства уточнили, что письмо передано в Минэкономики. Представитель министерства сказал «Ведомостям», что предложения «в работе».

«Российские компании уже сейчас осуществляют большой объем платежей, основным фактическим направлением которых является декарбонизация. Но эти платежи, хотя и являются, по сути, углеродным сбором, формально имеют другую правовую природу», - пишет Шохин.

В качестве примера он приводит обязательные платежи («по сути, надбавки») на оптовом энергорынке, за счет которых в стране строится низкоуглеродная генерация. Речь идет о договорах на поставку мощности (ДПМ), гарантирующих инвестору стабильную доходность и возврат вложений (помимо ГЭС, АЭС и ВИЭ по таким договорам также строят и ТЭС). В рамках этого механизма, по оценкам союза, российские компании - потребители электроэнергии заплатят до 2035 г. более 8 трлн руб. Это можно считать целевой платой за снижение выбросов парниковых газов, пишет Шохин.

Платежи только в рамках ДПМ ВИЭ в пересчете на снижение выбросов к 2035 г., по оценкам РСПП, достигнут 55 евро за 1 т СО2. Цена 1 т СО2 на крупнейшей в мире европейской бирже по торговле квотами на выбросы (EU ETS) в конце декабря 2021 г. приближалась к 80 евро.

До этого в энергетике за введение отечественных механизмов декарбонизации (подтверждения зеленого характера выработки) наиболее активно выступала «Интер РАО».

Компании это требуется для того, чтобы снизить риски дополнительных платежей при введении в ЕС с 2026 г. трансграничного углеродного регулирования (ТУР) при экспорте электроэнергии. «По сути, действительно можно попробовать отнести такие ДПМ к обязательным климатическим платежам, - заявила «Ведомостям» руководитель блока трейдинга, член правления «Интер РАО» Александра Панина. - Но сложность состоит в оформлении конструкции такого платежа и его обосновании перед ЕС для признания в рамках ТУР. Ведь по смыслу только нагрузка по снижению собственных выбросов, оплата квот на выбросы или прямой налоговый платеж могут быть признаны исключениями».

В «Совете рынка» (регулятор энергорынков в РФ) на запрос не ответили.

«Переклассификацию» объема обязательных платежей в сборы для декарбонизации, по мнению Шохина, необходимо провести и в других отраслях. Речь может идти о плате за негативное воздействие на окружающую среду из-за выбросов метана, об акцизах на бензин и дизтопливо, о штрафах за сверхнормативное сжигание попутного газа и т. д. «По различным экспертным оценкам, средний размер эффективной ставки платы за выбросы парниковых газов в РФ по разным отраслям уже сейчас может достигать 10-20 евро за 1 т СО2 -эквивалента», - указывает глава РСПП.

Представитель объединения не смог пояснить «Ведомостям» методику оценки, а также не назвал общий размер платы за выбросы СО2, который бизнес уже перечисляет в виде подобных платежей.

При этом Институт проблем естественных монополий (ИПЕМ) приводит более скромные цифры: по его данным, плата за углерод в России в доковидном 2019 году составляла $9-10 за 1 т СО2 с учетом акцизов на топливо и ДПМ. А ежегодный платеж по ДПМ ВИЭ, по оценкам Vygon Consulting, эквивалентен углеродному налогу в размере $1/т СО2-эквивалента.

Сейчас в федеральный бюджет поступает 25,1% доходов от акцизов на топливо, а 74,9% идут в бюджеты регионов, и это скорее инфраструктурный, чем экологический сбор. Акцизы направляются на строительство дорожной инфраструктуры (в региональные дорожные фонды и нацпроект «Безопасные и качественные автодороги»), поступления в 2021 г. составят более 0,8 трлн руб.

Предложения бизнеса заслуживают внимания, но убедить зарубежных партнеров учитывать эти платежи, в том числе в рамках ТУР, вряд ли получится, считают опрошенные «Ведомостями» эксперты.

«Платежи по ДПМ обязательны, доступных способов их избежать, кроме ухода с оптового энергорынка, нет. А значит, никакого стимулирования декарбонизации с точки зрения промышленного потребителя эти платежи не несут», - подчеркивает аналитик по энергетике «ВТБ капитала» Владимир Скляр. Спорными предложения, связанные с ДПМ, считает и руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Владимир Горчаков. «Плата за выбросы СО2 - это, как правило, мера, направленная на повышение энергоэффективности предприятий - потребителей энергии (а не производителей. - «Ведомости»)», - поясняет он. Такой же неоднозначной мерой Горчаков называет и учет различных сборов и штрафов за негативное воздействие на окружающую среду. По его словам, для начала надо отделить платежи, связанные с выбросами парниковых газов, от прочих загрязнителей.

«Снижение выбросов СО2, к которому приводят ДПМ, будет учтено при определении базового уровня выбросов, - соглашается партнер Vygon Consulting Алексей Жихарев. - А внедряемое климатическое регулирование направлено именно на стимулирование новых инвестиций и новых эффектов».

По мнению Скляра, бизнес пытается «минимизировать углеродную финансовую нагрузку» без создания реальных стимулов снижения выбросов. «За рубежом вообще и в рамках ТУР в частности такая плата не будет признаваться аналогом многочисленных национальных систем сбора платежей за выбросы СО2», - уверен он.

В свою очередь, советник юридической компании Bryan Cave Leighton Paisner Russia (ранее Goltsblat BLP) Екатерина Верле возражает: «Хотя механизм оплат в рамках ДПМ навязан потребителю, эти платежи, безусловно, ведут к сокращению выбросов парниковых газов». А партнер группы операционных рисков и устойчивого развития КПМГ Владимир Лукин напоминает, что предложения РСПП «соответствуют практике многих европейских стран, где в углеродный сбор трансформированы некоторые экологические и энергетические платежи».

Риски того, что экологические платежи не будут признаны в ЕС, неизбежны для всех торговых партнеров Евросоюза независимо от того, есть у них аналог EU ETS или нет, считает заместитель гендиректора ИПЕМ Александр Григорьев. Причина, по его словам, прежде всего в том, что механизм ТУР создается как протекционистский для поддержки европейской промышленности.

Эксперты АКРА и ИПЕМ также обращают внимание на вторую часть предложений бизнеса, не связанную с зачетом экологических сборов и штрафов в качестве платы за декарбонизацию. В первую очередь, они согласны с необходимостью переоценки поглощающей способности российских лесов и введения дифференцированного подхода по предельному объему выбросов СО2 для разных отраслей, а также налоговых льгот для стимулирования энергоперехода.

«Второе наше преимущество - это лидерство в технологиях ГЭС и АЭС. Поэтому нужно отстаивать принцип технологической нейтральности [при реализации климатических целей]. А то окажется, что солнечные и ветровые электростанции - зеленые, а АЭС, где у «Росатома» неоспоримое мировое лидерство, - нет», - добавляет Григорьев.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы