«Лукойл» расплатится бумагой

Возможно, так компания намерена вывести за пределы группы непрофильный актив - энергогенерацию
23.04.2021
Анна Подлинова, Александр Волобуев

Акционеры «Лукойла» на годовом общем собрании 24 июня обсудят вопрос о внесении дополнений в устав компании: дивиденды можно будет заплатить не только деньгами, но и ценными бумагами, следует из сообщения компании. При этом рекомендуемый размер дивидендов в денежной форме продолжит определяться положением о дивидендной политике, т. е. их общая сумма должна составлять не менее 100% от скорректированного свободного денежного потока. По итогам 2020 г. он составил 281,1 млрд руб., следует из финансового отчета компании.

Партнер юридической компании «Вестсайд» Сергей Водолагин сказал «Ведомостям», что не знает прецедентов, когда компания закрепляла бы в уставе возможность платить дивиденды акциями или другими бумагами. Вероятно, в российской корпоративной практике это первый случай, говорит он. Вместе с тем, добавляет юрист, в законодательстве нет прямых запретов для такой практики. «Подобная практика для российских голубых фишек - экзотика, - соглашается управляющий партнер RussianLegal Андрей Козлов. - В любом случае она менее привлекательна для акционеров, так как вместо денег они получают имущество с меньшей или вовсе сомнительной ликвидностью».

Вопрос, который вынесен на собрание акционеров, не затрагивает действующую практику «Лукойла» выплат дивидендов в денежной форме, говорит аналитик Газпромбанка Кирилл Бахтин. По его словам, выплаты в виде ценных бумаг рассматриваются только в дополнение к распределению денежных средств. Сообщение компании - это, скорее всего, отсылка к мартовским заявлениям топ-менеджмента, добавляет управляющий эксперт ПСБ Екатерина Крылова. В ходе телефонной конференции 10 марта первый вице-президент «Лукойла» Александр Матыцын говорил, что компания рассматривает возможности вывода непрофильных энергоактивов из группы либо за счет их продажи стратегическому инвестору, либо в виде выплаты дивидендов акциями энергетических компаний, принадлежащих «Лукойлу».

Крылова добавила, что решение о возможности платить дивиденды ценными бумагами не говорит о плохом финансовом состоянии компании. У «Лукойла», наоборот, очень хорошие метрики в секторе, отмечает она.

Начальник управления анализа рынков «Открытие брокера» Антон Затолокин добавляет, что компания просто хочет быть более гибкой в вопросе дивидендов. Возможно, такое дополнение потребуется для осуществления лишь однократного корпоративного действия, не исключает он.

В самом «Лукойле» подтвердили «Ведомостям», что дополнение в устав не влияет на основные дивидендные выплаты в денежной форме, а связано с возможным выделением энергоактивов через механизм выплаты дивидендов акциями.

В компании при этом не уточнили, когда такая форма дивидендных выплат заработает и будет ли она касаться всех акционеров. На Московской бирже сейчас торгуется 55% акций компании. Топ-менеджмент и члены совета директоров «Лукойла» владеют 39% акций компании, сообщалось в прошлом году в проспекте к еврооблигациям «Лукойла». По состоянию на конец марта 2020 г. глава «Лукойла» Вагит Алекперов и вице-президент по стратегическому развитию Леонид Федун прямо или косвенно владели 28,22 и 9,28% акционерного капитала соответственно.

«Возможно, кто-то из владельцев «Лукойла» решил консолидировать непрофильные энергоактивы [на себя] и таким образом вывести их за пределы группы, сделав своей собственностью», - предположил аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Процедуру еще предстоит проработать, но одним из вариантов распределения дивидендов может стать заявительный принцип, считает эксперт. «Акционер, который захочет получить конкретный энергоактив в собственность, может попросить выплатить ему эквивалентный денежному размер дивидендов в виде акций этого актива», - пояснил он. Впрочем, очевидно, что такой процесс перевода конкретного энергоактива на баланс нового собственника из числа акционеров может занять несколько лет.

Сектор энергетики «Лукойла» представлен вертикально-интегрированной цепочкой - от генерации до передачи и реализации тепловой и электрической энергии для внешних потребителей (коммерческая генерация) и собственных нужд (обеспечивающая генерация). У компании есть энергомощности на юге европейской части России, а также в Румынии и Италии. Суммарная мощность генерирующих объектов, принадлежащая «Лукойлу», составляет 6,4 ГВт (72% - коммерческая, 28% - обеспечивающая). В том числе это активы в сфере зеленой энергетики на 395 МВт: четыре ГЭС, три солнечные и одна ветроэлектростанция. Избавиться от непрофильной для нефтяной компании энергогенерации она пытается уже несколько лет. Так, в 2017-м оценку энергоактивов «Лукойла» заказывал «Газпром энергохолдинг». А в 2018 г., как писал «Коммерсантъ», компания вела переговоры по продаже самого крупного из них ТГК-8 с мощностью электростанций почти в 6 ГВт с «Интер РАО», но безуспешно.

По мнению аналитика ГК «Финам» Сергея Кауфмана, основной причиной попыток «Лукойла» избавиться от ТГК-8 является то, что это непрофильный актив, к тому же требующий модернизации в 2022-2024 гг. Аналитик также отмечает, что уже через 2-3 года по ряду энергообъектов будут снижаться дополнительные выплаты, которые они получают с потребителей оптового энергорынка в рамках программы договоров на поставку мощности (запущена для поддержки строительства в РФ новой генерации. - «Ведомости»). Cтоимость ТГК-8 он оценивает примерно в 35-45 млрд руб.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы