Спор о будущем России

Чем различаются экономические прогнозы Счётной палаты и Минэкономразвития
04.11.2020
Иван Любимов

Прогноз восстановления российской экономики, опубликованный недавно Счетной палатой, во многом отличается от предшествовавшего ему прогноза Минэкономразвития. О том, чем вызваны эти различия и какие выводы можно сделать из сравнения двух документов, рассуждает научный сотрудник Института Гайдара экономист Иван Любимов


Фото Sefa Karacan / Anadolu Agency via Getty Images

На днях Счетная палата опубликовала собственный прогноз восстановления российской экономики от последствий пандемии COVID-19. Ранее свой взгляд на то, каким будет восстановление экономики России от нанесенного ей урона, представило Министерство экономического развития.

Сама по себе публикация прогноза Счетной палаты - пусть и совсем небольшой, но все же шаг вперед в процессе формирования более сбалансированной структуры власти. Когда аналитические центры развиваются в разных сегментах государственного аппарата, появляется возможность для взаимного контроля и обсуждения различных экономических диагнозов и рецептов. А публичность таких обсуждений позволяет участвовать в нем общественности, пусть преимущественно и в роли наблюдателя.

Такие шаги помогают отдельным сегментам российской власти эволюционировать в сторону институтов, установившихся в развитых странах. Например, Центральное бюро планирования Нидерландов не только составляет макроэкономические прогнозы, но и оценивает предвыборные платформы политических партий с точки зрения выполнимости сделанных ими обещаний. Подобные шаги отдельных российских ведомств в некоторой мере отдаляют Россию от венесуэльского сценария сворачивания открытости и деградации экономической аналитики. Стоит напомнить, что на протяжении 2010-х власти этого латиноамериканского государства все больше и больше отказывались от публикации важных блоков макроэкономической статистики. Увы, несмотря на шаги к публичности со стороны отдельных российских государственных институтов, увеличение открытости пока не стало трендом для российской власти. Так, значительная часть бюджетных расходов сегодня относится к категории секретных.

На первый взгляд, прогноз Счетной палаты отличается от взгляда Министерства экономического развития преимущественно оценкой возможного влияния шока COVID-19 на российскую экономику. Летнее угасание пандемии давало надежды на то, что пиковые значения заражаемости, смертности и экономических потерь, которые наблюдались весной, были не локальными, то есть соответствующими лишь первой волне, а глобальными, характеризовавшими пандемию в целом. Иными словами, многие начинали верить в то, что худшее уже осталось позади.

Эти надежды, увы, не оправдались, по крайней мере с точки зрения распространения заболеваемости. Такое развитие событий делает необходимым составление прогнозов с заметно отличающимися друг от друга сценариями, включая и такие, в которых вновь используется политика серьезных противоэпидемических ограничений и возникают связанные с ними крупные издержки для экономики. Наряду с более благоприятным сценарием, такой ход развития событий рассмотрен в прогнозе Счетной палаты.

Сравнительно благоприятный прогноз подразумевает более быстрое восстановление мировой экономики и соответствующую реакцию России на это восстановление, во многом связанную с благоприятной конъюнктурой сырьевого рынка. Более консервативный сценарий подразумевает и в следующем году использование масштабных ограничительных противоэпидемических мер в разных странах мира, из-за чего восстановление глобальной экономики будет происходить медленнее, что скажется и на ее российском сегменте.

Стоит отметить, что предположения и выводы, которые отражены в прогнозе Счетной палаты, отнюдь не бесспорны. В частности, в отчете утверждается, что «реальные заработные платы росли на протяжении всего 2020 года». Однако это среднее изменение, в то время как детали формируют не столь благоприятную картину произошедшего. Действительно, в таких отраслях, как ВПК, энергетика или бюджетная сфера выпуск не прекращался, поэтому работникам этих секторов удалось избежать потерь в своих доходах. Основной удар от экономических последствий пандемии приняли на себя несколько секторов сферы услуг, в которых произошло существенное сокращение заработков. Что касается предпосылок, то прогнозом, в частности, предполагается, что трудовые доходы будут восстанавливаться в том числе и за счет измерения возрастной структуры и сокращения размера рабочей силы. Однако этот эффект на небольших горизонтах времени может оказаться значительно более скромным.

Кроме прогноза восстановления, доклад Счетной палаты содержит и другое, не менее важное возражение Министерству экономики. В заключительной части прогноза аудиторов указывается на невозможность достижения в ближайшие годы темпов экономического роста 3% и более из-за недостаточности их долгосрочной составляющей. Более высокий долгосрочный экономический рост возможен в случае перераспределения бюджетных расходов в пользу сфер образования, здравоохранения и инфраструктуры, а также снижения издержек инвестирования.

Это возражение Счетной палаты Министерству экономического развития, ранее оценившему темпы роста экономики в ближайшие годы в 3% и более, представляется не менее важным. В прогнозе Счетной палаты указывается, что для достижения более высоких темпов экономического роста российской экономике требуется соответствующий уровень инвестиций и импорт технологий. Оба процесса, однако, связаны с отраслевой структурной трансформацией в виде появления более сложных и производительных экспортных отраслей. Последнее в том числе требует более быстрых улучшений самой власти, включая уменьшение уровня коррупции и увеличения компетентности бюрократии.

Во многом именно этими свойствами определяется качество государственного регулирования, от которого не в последнюю очередь зависят успех и приоритеты отраслевой политики. Однако развитие качества государственного управления в России уже продолжительное время оставляет желать лучшего. И вряд ли оно существенно улучшится в ближайшие годы.

Читайте другие наши материалы