Семиотический фантом

Некоторые выводы о перспективах развития страны после прочтения статьи главы правительства
15.10.2018

Высшие руководители российского государства и правительства выступают со статьями в СМИ нечасто. А уж теоретические статьи в академической периодике - вовсе редкость. Тем более заслуживает внимания статья "Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития" председателя правительства Дмитрия Медведева. Она опубликована в № 10 академического журнала "Вопросы экономики" (с. 5-28).

Каких-то откровений или хотя бы оригинальных обобщений в этом тексте нет. Но, судя по всему, это и не было сверхзадачей автора. Стандартный набор постмодернистского экономического воляпюка: "глобальные тренды", "умная специализация", "фабрики проектного финансирования", "турбулентное десятилетие", "технологическая дефляция", "технологический офшор", "цифровая трансформация"...

Но, несмотря на очевидную вторичность сугубо экономических идей, текст Дмитрия Медведева в некотором смысле знаковый.

Первое, что бросается в глаза, - временная планка, обозначенная в статье: 2024 год. Очевидно, что это перспектива электорального цикла. Хотел того Медведев или нет, но он действует в логике, которую политологи уже назвали "поиск новой легитимности". Ведь, скажем, в Стратегии научно-технологического развития горизонт целеполагания - 2035 год. Отсюда еще одна важная особенность рассматриваемого текста.

Как известно, главным лозунгом нынешнего срока президентства Владимира Путина выбран "научно-технологический прорыв". Но в таком виде это только риторическая формула, семиотический фантом, каковых было и есть уже немало (удвоение ВВП, импортозамещение, освоение арктического шельфа, ускоренное развитие). Председатель правительства добавляет в этот перечень нечто новое: не просто ускоренное, но "прорывное научно-технологическое развитие". Отсюда обилие технологической и квазитехнологической афористики в тексте статьи.

Второй момент, который обращает на себя внимание. Ценность статьи Медведева как раз в том, что в ней вполне отчетливо прорисованы контуры этого семиотического фантома - "научно-технологический прорыв". Известный конек Дмитрия Медведева - "цифровая трансформация". Премьер понимает ее предельно прозрачно: "На первый план в научно-технологической конкуренции выходит способность накапливать "большие данные" и использовать их в построении платформ, связывающих бизнес, граждан и государство. Государство в одиночку не должно справляться с этой задачей".

Банальность потому и называется банальностью, что фиксирует несомненные истины. Но премьер как будто забывает, что Big Data кто-то должен генерировать, сама по себе "цифра" может обеспечить только удобство сбора налогов и оплаты счетов за ЖКХ. Характерно, что главный фактор любого высокотехнологического развития - наука - в тексте Медведева упомянут один раз. Да, 85% мировых затрат на науку приходится на бесполезные и плохо спланированные исследования. Но тогда тем более стоило бы разобраться, почему пять лет реформы системы организации науки в стране привели лишь к деградации этой сферы. По последним данным Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, в 2017 году численность персонала, занятого исследованиями и разработками в России, уменьшилась на 2%, а относительно уровня 2008 года - на 7%.

Наконец, третий вывод, который можно сделать по прочтении статьи Дмитрия Медведева. Она, судя по всему, может служить ответом критикам правительственного курса - мол, в правительстве наметились признаки "спустить прорыв на тормозах, замылив и размазав научно-образовательные компоненты (прорыва. - "НГ"), а также осушив их бюджеты".

Но, кажется, текст премьера только подольет масла в огонь этой полемики. Тем более в момент, когда 12 национальных проектов из майского указа президента РФ вступают в стадию реализации.

Читайте другие наши материалы