Нильская плотина раздора

Почему Эфиопия и Египет никак не поделят самую длинную реку в Африке
04.08.2020
Юрий Сигов

Пока весь мир продолжает тщетные попытки справиться с таинственным вирусом, на Африканском континенте две соседние и самые населенные страны (по 110 млн человек каждая) находились еще несколько дней назад на грани войны. И только срочное вмешательство президента ЮАР Сирила Рамафосы и руководства Африканского союза усадило конфликтующие стороны за стол переговоров. Но пока ни к чему позитивному они так и не привели.

В чем дело? В 2011 году на территории Эфиопии в верховьях Голубого Нила началось сооружение крупнейшей в Африке плотины, проект которой был разработан специалистами из Англии, Франции, Германии и ЮАР. Все эти годы свое недовольство строительством высказывал Египет, грозя в случае игнорирования своего мнения по данному вопросу прибегнуть к силе и сорвать возведение плотины.

За это время Египет, Судан и Эфиопия подписали совместную декларацию стран бассейна Нила, включая пункт о справедливом использовании его водных ресурсов (которое каждая из сторон понимала исключительно по-своему). Поскольку напряженность между прежде всего Аддис-Абебой и Каиром сохранялась, было решено два года назад создать группу ученых по пять человек от каждой из трех стран. Также была создана межправительственная комиссия по Нилу со штаб-квартирой на нейтральной территории - в Уганде.

Однако пока ученые и гидроэнергетики что-то обсуждали, в дело вновь вмешалась большая политика. Так, в середине июня Египет пожаловался на Эфиопию в Совет Безопасности ООН, считая односторонние действия Аддис-Абебы по строительству плотины угрозой миру и безопасности всего региона.

При этом Египет настаивает на своих исторических правах на воды Нила от 1959 года, когда уходившие отсюда англичане поделили воды Нила между Египтом и Суданом, а до интересов Эфиопии вообще никому не было дела (хотя 86% воды Голубого Нила принадлежит территориально именно Эфиопии). Сегодня же Плотина Великого Эфиопского Возрождения (ПВЭВ) - именно так она именуется в официальных документах - не только может обеспечить саму страну дешевой электроэнергией, но и позволит ее экспортировать.

Сам факт сооружения этой плотины - по сути дела вопрос выживания Эфиопии, поскольку больше половины ее населения не имеет доступа к электричеству. Я видел уже почти завершенную махину этой плотины неподалеку от озера Тана, и производит она действительно величественное впечатление. Высота плотины - 145 м, ее длина - 2 км, а с 2022 года благодаря этой плотине страна сможет производить более 15 тыс. ГВт электроэнергии.

Интересно, что Эфиопия уже потратила на сооружение плотины мощностью 6 тыс. МВт более 4 млрд долл. из своего госбюджета. Однако объект, являющийся гордостью для эфиопского народа - одного из древнейших и в то же время беднейших на континенте, по-прежнему вызывает резкую неприязнь со стороны Каира. Он требует от Аддис-Абебы «справедливо» поделить воды Нила, стремясь разрешить водный спор по Нилу с международным участием, в то время как Эфиопия предлагает подобные вопросы решать только в кругу трех соседних стран (Судан, кстати, относится к этому спору что при старых властях, что при новых нейтрально).

Напомню между тем, что во времена Гамаля Абдель Насера СССР построил для Египта на Ниле гигантскую Асуанскую плотину, причем без каких бы то ни было консультаций с Эфиопией или Суданом. Сейчас же Эфиопия теряет от все еще не работающей на полную мощь плотины более 1 млрд евро в год. И как только на днях Эфиопия наполнила водохранилище плотины, Египет посчитал это угрозой своей национальной безопасности, поскольку практически все население этой страны проживает вдоль течения единого Нила, в который сливаются воды Голубого и Белого Нила у столицы Судана Хартума. И если сельское хозяйство Египта не получит необходимое количество воды из верховьев Голубого Нила, то в стране может якобы наступить голод.

Кто только за это время ни пытался помочь двум соседям достигнуть приемлемых для обеих сторон договоренностей - все без толку. Помню, как в ноябре прошлого года мне пришлось присутствовать на пресс-конференции руководителей МИДов трех нильских стран в Вашингтоне под патронатом министра финансов США Стивена Мнучина. Тогда Дональд Трамп искал любой предлог для внешнеполитического успеха и рассчитывал, что ему удастся примирить Каир и Аддис-Абебу. Но и с американским посредничеством обе стороны так ни о чем и не договорились.

Что же будет дальше? Обе стороны пообещали, что продолжат переговоры по статусу водных ресурсов Нила. Для Эфиопии нормальное функционирование плотины - вопрос жизни и смерти. Для Египта - дело принципа, согласно которому он имеет вроде как законное право распоряжаться водами реки, и он категорически не желает, чтобы с помощью плотины нильскими водными ресурсами распоряжалась Эфиопия.

И вся эта тяжба, замечу, продолжается в условиях, когда обе страны страдают и от вирусного карантина (который разрушает и без того их не самые сильные экономики), и от наличия значительного количества бедняков (а Эфиопии еще приходится решать проблемы межэтнических конфликтов внутри собственного государства).

Здесь можно, думаю, надеяться только на государственную мудрость руководства всех трех стран, расположенных в бассейне Большого Нила. Ведь сооружение ПВЭВ - это настоящий промышленный прорыв для всей Африки, а не только Эфиопии, возможность для десятков миллионов людей вырваться из повальной нищеты и безнадеги. А помочь этому, как в свое время Египту с помощью советских специалистов, может только большая гидроэнергетика.

Читайте другие наши материалы