Не все ВИЭ одинаково полезны

Проекты в области возобновляемой энергетики могут и не иметь положительного экономического эффекта
06.08.2021
Надир Насиров

Проекты в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ) могут и не иметь положительного экономического эффекта. Об этом в интервью Trend сказала Бренда Шаффер, преподаватель Высшей школы военно-морского флота США.

Комментируя вопрос о том, какую пользу развитие «зеленой» энергетики принесет экономике Азербайджана, Шаффер отметила, что здесь важно понимать разницу между возобновляемой и «зеленой» энергетикой.

«Не вся возобновляемая энергетика является "зеленой", и наоборот. Многие формы возобновляемой энергии оказывают действительно сильное воздействие на окружающую среду, например, сжигание отходов и древесины. Фактически, наиболее распространенная форма использования возобновляемой энергии - гидроэнергетика, которая оказывает значительное негативное воздействие на окружающую среду. Гидроэнергетика наносит ущерб дикой природе, растительности, экосистеме, препятствует водным потокам, губит естественную красоту в тех местах, где она применяется. Таким образом, гидроэнергетика совершенно несовместима с развитием туризма. Соответственно, Азербайджан должен тщательно оценить воздействие каждого планируемого им проекта в области ВИЭ на окружающую среду, ровно так же, как и проектов в нефтегазовой сфере», - сказала она.

По мнению Шаффер, нельзя однозначно утверждать, что проекты в области возобновляемых источников энергии в мире и Азербайджане окажут положительное влияние на экономику.

«Это зависит от проекта и конкретных затрат. Часто, когда правительства стран оценивают стоимость электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников, они рассчитывают только закупочную цену за единицу электроэнергии. Однако электричество требует создания и обслуживания электрических сетей, а также поддержания резервной мощности и мощности для покрытия базовой нагрузки на тот случай, когда возобновляемая энергия недоступна (солнечное тепло, сила ветра и уровень воды являются переменчивыми факторами). Правительства обычно предоставляют проектам в области ВИЭ косвенные субсидии, не обязывая производителей платить за техническое обслуживание электросети или за резервную мощность и покрытие базовой нагрузки электрической системы. Ввиду этого, реальная стоимость электроэнергии, производимой с помощью ВИЭ, для правительства оказывается выше, чем кажется на первый взгляд», - отметила она.

По словам Шаффер, ответ на вопрос, является ли коммерчески выгодным больше использовать ВИЭ в быту и экспортировать газ, зависит от полной стоимости возобновляемой энергии по сравнению со средней прибылью от экспорта газа, которая часто меняется.

Комментируя рост цен на нефть, Шаффер отметила, что цены на нефть высоки по нескольким причинам и, вероятно, в ближайшие недели и месяцы их рост продолжится.

«Одна из причин высоких цен на нефть заключается в том, что пандемия коронавируса создала новые источники спроса на нефть. Люди боятся использовать общественный транспорт, поэтому продажи автомобилей, в том числе подержанных, стремительно растут во всем мире. Кроме того, более широкое использование пластика (одноразовые изделия, медицинское оборудование, маски и т. д.) создало повышенный спрос на производство нефти, хотя до пандемии мировой спрос на пластик имел тенденцию к снижению», - сказала она.

Помимо этого, добавила Шаффер, еще одной причиной высоких цен на нефть является то, что добыча в США не восстановилась полностью.

«Это происходит по нескольким причинам, включая ограничения администрации Байдена, которые делают добычу нефти и газа более рискованной. И те, кто раньше делал деньги на добыче сланцевой нефти в США, не имеют того инвестиционного аппетита, чтобы вернуться к этому производству. Эта тенденция повлияет на мировые цены и нефти, и природного газа, поскольку большая часть природного газа в США - это попутный продукт. Таким образом, если добывается меньше нефти, соответственно добывается и меньше газа в качестве побочного продукта», - сказала она.

По мнению Шаффер, цены на нефть (и природный газ), скорее всего, продолжат расти еще какое-то время, но некоторые факторы в конечном итоге будут сдерживать эту тенденцию.

«Санкции в отношении Ирана и Венесуэлы, вероятно, прекратятся, и на рынок выйдут новые небольшие объемы нефти. Это не приведет к резкому увеличению объема сырья, поскольку Иран на самом деле уже экспортирует нефть в довольно большом количестве, а добыча Венесуэлы ограничена проблемами ее собственного нефтяного сектора», - сказала она.

Кроме того, отметила Шаффер, в конечном итоге возникнет глобальная рецессия, и, следовательно, спрос на нефть и другую продукцию упадет. Правительство США и многих других стран тратит деньги, которых у них нет, но в какой-то момент это обязательно прекратится, добавила она.

Комментируя текущие тенденции энергетической политики в США и Европе, она отметила, что это создает благоприятные возможности для нефтегазовых компаний за их пределами.

«Что сейчас происходит в энергетическом мире Запада? Нет значительных глобальных изменений в спросе на нефть и газ, в то время как западные правительства и часть их общественности затрудняют работу нефтегазовых компаний. Следственно, при сохранении спроса на их продукцию компании за пределами Европы и США будут получать хорошую прибыль, по крайней мере, в следующие 15-20 лет, пока спрос на углеводороды все еще будет высоким», - сказала Шаффер.

Она добавила, что некоторые нефтегазовые компании на Западе продают прибыльные нефтегазовые активы, чтобы снизить выбросы, и сейчас хорошее время для скупки некоторых из них, так как многие западные нефтегазовые компании продают свои хорошие активы по низким ценам, чтобы сделать крупные вложения в сферу ВИЭ.

«Какой должна быть стратегия Азербайджана в отношении вероятных изменений в долгосрочном спросе на нефть и газ? Лучше всего сейчас получить как можно больше прибыли и использовать ее для инвестирования в развитие различных отраслей, не обязательно связанных с энергетикой. Некоторые считают, что нефтегазовые компании должны трансформироваться в предприятия, работающие с возобновляемыми источниками энергии. Но вряд ли это удастся. Нефтегазовые компании имеют сравнительно небольшие преимущества в области ВИЭ и коммунальных услуг. Сейчас наука о нефти и газе - это геология и химия, тогда как в будущем возобновляемые источники энергии, вероятно, будут изучаться областями физики, математики и т. д. Есть несколько историй успеха нефтегазовых компаний, которые стали очень успешными в сфере возобновляемых источников энергии. Лучше всего получать максимальную прибыль от нефти и газа в течение следующих двух десятилетий, или около того, и инвестировать эту прибыль в отрасли, не связанные с энергетикой», - сказала Шаффер.

По ее мнению, хотя запасы нефти и не уменьшаются, добыча на Западе, скорее всего, снизится.

«И это будет иметь большие геополитические последствия. Мировой рынок нефти и газа стал более ликвидным с появлением большего числа игроков, что привело к изменению политики, связанной с торговлей энергоносителями. Если США не возобновят экспорт нефтяного газа, это повлияет на цены и геополитику во всем мире», - сказала она.

По поводу возможности распада ОПЕК+ в постпандемийную эпоху Шаффер отметила, что эта организация была создана прежде всего в качестве средства содействия российско-саудовскому сотрудничеству на нефтяном рынке: «Маловероятно, что ОПЕК+ исчезнет после того, как кризис в связи с пандемией полностью завершится».

Источник: Тренд

Читайте другие наши материалы