Искусство регулировать

По каким законам будет жить искусственный интеллект
03.09.2021
Александр Молотников

Развитие человечества неразрывно связано с новыми технологиями. Будь то добыча огня, изобретение колеса или появление персонального компьютера. Возникновение новой технологии всегда вело к изменениям в обществе, внося серьезные коррективы в некогда устоявшиеся отношения между людьми. Наглядный пример - появление автомобилей на двигателе внутреннего сгорания. Сначала эти транспортные средства выехали на дороги Европы, и только спустя несколько лет - в 1893 г. - во Франции появились первые в мире правила дорожного движения. Причем остальные страны не спешили использовать передовой опыт: в России подобные правила были приняты лишь через три года после Франции.

Последовательность законодательной цепочки чаще всего остается неизменной: новые технологии - общественные отношения - правовое регулирование. Ни одно министерство, ни один мегарегулятор не в состоянии регламентировать то, чего еще нет. Предмет регулирования появляется не с изобретением чего-то нового, а с началом его использования. Кто бы мог подумать в 1970-е гг., что персональный компьютер - это не просто пишущая машинка с дисплеем? Любой закон, предложенный одновременно с выпуском первого персонального компьютера, читался бы сейчас так же, как большинство восторженных научно-фантастических рассказов из той же эпохи. Более того, регулирование по аналогии тоже может быть опасным. Ведь управление электросамокатами, несмотря на то что в их конструкции используется колесо, не может подчиняться тем же правилам, что и управление автомобилем.

Осознавая все это, мы и подходим к целому блоку вопросов: зачем и как регулировать системы искусственного интеллекта (ИИ)? При этом так и хочется ехидно спросить: а ИИ существует, а его создание вообще возможно, а не будем ли мы иметь дело всего лишь с изощренными алгоритмами, имитирующими сознание?

Торопливое законотворчество не ведет ни к чему хорошему, в равной степени как и запоздалое регулирование. Вспомним историю с BigTech: все те сферы новой экономики, которыми занимаются Google, Apple, Facebook, Amazon и их многочисленные аналоги, долгое время оставались вне интереса регулирующих органов. В результате каждая из перечисленных компаний утвердила свои собственные правила игры, которые были навязаны не только потребителям из разных стран, но и самим государствам. Вот так лень и нежелание разобраться в сути возникающих отношений и привели к диктатуре частных интересов глобальных корпораций над публичными интересами общества и государства. По иронии судьбы это произошло даже в США - стране, где ключевые игроки BigTech были созданы и ведут свою основную деятельность.

Все эти обстоятельства, а также стратегическое значение систем ИИ для мировых экономик привели к попыткам различных стран урегулировать ИИ. Не отстает в этом и Россия. Можно выделить несколько ключевых подходов, используемых отечественными регулирующими органами.

Во-первых, временное отключение некоторых заранее определенных правовых норм, чтобы сделать возможным внедрение цифровых инноваций, в том числе ИИ, в той или иной сфере. В частности, это проявилось в федеральном законе «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций». Данный нормативный акт позволяет поэкспериментировать с правом и посмотреть, может ли специальное регулирование стать в будущем общим регулированием.

Второй подход предполагает создание регулирующих актов soft law, исполнение которых не обеспечивается силой государственного принуждения, - иначе говоря, эти акты могут быть обязательными для исполнения только с моральной и репутационной точек зрения. По сути, первым soft law в сфере ИИ были три закона робототехники Айзека Азимова, впервые опубликованные в научно-фантастическом рассказе «Хоровод» в 1942 г. Несмотря на то что они были названы законами, очевидно, что юридически положения Азимова не имели силу закона, обязательного для исполнения.

Что касается регулирования soft law в России, к нему следует отнести Национальную стратегию развития искусственного интеллекта до 2030 г. в РФ и Концепцию развития регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники на период до 2024 г. За нарушение положений данных документов юридическая ответственность не предусмотрена. Вместе с тем их невозможно игнорировать, поскольку с большой вероятностью эти документы как раз и станут основой российского полноценного правового регулирования ИИ. Кстати, в Европейском союзе Европейская комиссия тоже ограничивается пока принятием документов soft law по регулированию ИИ. В 2018 г. она опубликовала сначала стратегическое руководство по ИИ, а затем координационный план действий по ИИ.

Третий подход устанавливает полноценное правовое регулирование ИИ, т. е. создание норм, при нарушении которых наступает юридическая ответственность.

В целях реализации федерального проекта «Искусственный интеллект» была утверждена перспективная программа стандартизации по приоритетному направлению «Искусственный интеллект» на период 2021-2024 гг. В течение четырех лет будет разработано более 100 стандартов, которые станут регламентировать безопасность систем ИИ не только для людей, но и для окружающей среды. Стандартизация коснется внедрения ИИ в различных областях человеческой деятельности, таких как транспорт, медицина, образование, строительство и ряде других. Таким образом, в России полноценное правовое регулирование будет начато не с принятия федерального законодательства, а с разработки стандартов в сфере ИИ. Иными словами, речь идет об установлении в России пока нормативно-технического, а не нормативно-правового регулирования ИИ.

Будут ли указанные подходы к регулированию эффективными? Стоит ли концентрироваться на одном из них или искать баланс между всеми тремя? Да и как найти баланс, чтобы именно регулировать, а не запрещать перспективные разработки в сфере ИИ? Все это дополнительные вопросы, на которые только предстоит дать ответ. Но ключевой вопрос: кто именно будет отвечать? Очевидно, что для успеха регулирования требуется глубокое погружение в существо процессов, протекающих в новой сфере высоких технологий. Стоит ли вновь надеяться на мудрого мифического регулятора, который во всем разберется и расставит правильные приоритеты? Пример с BigTech наглядно говорит об ином.

Очевидно, куда важнее выстроить систему, когда в процессе подготовки нового регулирования учитываются мнения не только представителей государственных органов, но и тех, кто занимается разработкой и внедрением новых сложных систем, их потенциальных потребителей, представителей юридического сообщества. Ну и писателей-фантастов тоже забывать нельзя, ведь именно им иногда удается формулировать законы, со временем становящиеся все более актуальными. Такое бывает.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы