Добро пожаловать в мировой финансовый кризис

События 9 августа 2007 года навсегда изменили рынки
09.11.2020
Concoda


Почему финансовая система рухнула и так и не восстановилась

Когда люди размышляют о последнем финансовом кризисе, они обычно вспоминают о громком банкротстве банка Lehman Brothers 15 сентября 2008 года. Банк был основан в 1847 году и на момент своего банкротства был четвертым по величине инвестиционным банком в Соединенных Штатах, в котором работало около 25 000 человек.

Однако не Lehman Brothers был причиной кризиса. Информация в СМИ не раскрывала настоящую причину краха гиганта с Уолл-стрит. Потому что, как оказалось, причина была больше, чем просто несколько рискованных кредитов. За год до этого в, казалось бы, обычный день разрушилась часть глобальной денежной системы.

Все началось в середине начала 2000-х, когда в Америке возник огромный пузырь на рынке недвижимости. Администрация Буша породила значительный риск недобросовестности, пообещав каждому американцу право владеть домом. Как только государство начало гарантировать ипотечные кредиты через Fannie Mae и Freddie Mac, цены на недвижимость резко взлетели из-за снижения стандартов кредитования. Любой гражданин с плохой кредитной историей, даже с нулевым доходом, мог получить ссуду.

Это длилось вплоть до конца 2006 года, когда цены стабилизировались. К этому моменту все стали спекулянтами, полагая, что цены на недвижимость могут расти бесконечно. И когда цены начали падать, количество дефолтов резко возросло, так как многие домовладельцы были не в состоянии оплатить ипотечные платежи за свое жилье.

В июле 2007 года, когда ипотечный рынок окончательно упал, финансовая система оказалась в сильнейшем шоке из-за того, что Bear Sterns пришлось ликвидировать два своих ипотечных фонда.

7 августа 2007 года Федеральная резервная система провела общее собрание. Билл Дадли (Bill Dudley), самый высокооплачиваемый чиновник Федерального резервного банка Нью-Йорка, сказал: «Мы проделали довольно много работы, пытаясь выявить некоторые вопросы финансирования, связанные с Bear Stearns. ... Есть некоторая напряженность, но пока кажется, что в этих областях нет ничего неизбежного».

Но два дня спустя, 9 августа 2007 года, Дадли оказался неправ. Финансовая система буквально сломалась пополам.

Однако распад системы был виден только тем, кто следил за межбанковскими рынками, которые обычно работали без сбоев, поскольку финансовые учреждения (глобальные банки, пенсионные фонды, хедж-фонды и т. п.) использовали арбитражные сделки, получая прибыль от разницы в цене актива на двух рынках. Когда участники рынка видели, что ЛИБОР (Лондонская межбанковская ставка, LIBOR) повышается, они воспользовались этим преимуществом, заимствуя по более низкой эффективной ставке по федеральным фондам (EFF), а затем ссужая эти средства по более высокой ставке ЛИБОР, тем самым зарабатывая деньги на разнице ставок. Именно конкурентный характер рынков помог объединить ставки EFF и ЛИБОР, стабилизировав рынок.

9 августа 2007 года EFF и ЛИБОР распались. Несмотря на предоставление ФРС рынкам достаточной ликвидности и смягчение денежно-кредитных условий, ни одна из сторон не хотела воспользоваться еще более выгодными условиями арбитража, что указывало и ФРС и прочим участникам рынка на полный распад системы.

«Мир остановился 9 августа», - сказал генеральный директор британского банка Northern Rock Адам Эпплгарт (Adam Applegarth). «Это было невероятно. Посмотрите на весь спектр финансовых продуктов, на весь мир, вся система заморожена».

С того дня Федеральная резервная система осознала, что потеряла контроль. Все попытки центрального банка хоть как-то побудить участников рынка обратить вспять разрыв, провалились.

Пока официальные лица ФРС пытались понять, где именно произошел сбой, распространились слухи о том, что большинство активов в ценных бумагах с ипотечным покрытием стали неликвидными. Инвесторы пытались оценить активы, хотя и знали, что они ничего не стоят. Но вместо того, чтобы признать поражение, они продолжали торговать ипотечными ценными бумагами и принимать их в качестве обеспечения.

Однако, как только инвесторы увидели, что федеральное правительство отказалось спасать Lehman Brothers от банкроства, это вызвало панику, которая прокатилась по всей финансовой системе, что привело ее почти к краху. Спрэд EFF-ЛИБОР снова рухнул, вызвав массовую панику и обнажив полное разделение между Федеральной резервной системой и офшорным рынком.

Почему раздвоенная финансовая система может находиться в офшорной системе евродоллара - нерегулируемом, секретном и эксклюзивном рынке, доступном только для больших игроков финансового мира? Это самый важный рынок капитала в мировой финансовой машине, теневой банковский слой, международные воды, где финансовые институты создают большую часть мировой денежной массы из воздуха.

С середины начала 2000-х годов до краха Lehman Brothers ликвидность в системе евродолларов росла экспоненциально из-за резкого роста секьюритизации ипотечного долга, когда финансовые учреждения упаковывали миллионы рискованных ипотечных кредитов и продавали их в качестве финансовых продуктов всем заинтересованным инвесторам.

Но 9 августа 2007 года мы, вероятно, стали свидетелями «Великого раскручивания» ликвидности в системе евродоллара, которая достигла критической точки в конце 2008 года. Паника возникла, когда участники рынка осознали, что стоимость ипотечных ценных бумаг скоро станет нулевой. Никто не хотел покупать, но все хотели продать.

Через несколько недель ипотечные ценные бумаги, основной источник финансирования, который позволял финансовым учреждениям работать и совершать транзакции по всему миру, просто исчез, оставив лишь «безупречное обеспечение» в виде государственных облигаций США, чтобы компенсировать разницу.

Четырнадцать лет спустя «событие» по-прежнему окружено тайной. Если не считать теории Великого раскручивания, мы, возможно, никогда не узнаем, что сломало механизм, который позволял глобальной финансовой машине функционировать правильно. Поскольку система евродоллара остается завуалированной, лишь несколько инсайдеров будут знать причину событий 9 августа 2007 года.

Но что бы это ни было, с тех пор оно остается с нами. К сожалению, наше экономическое здоровье теперь зависит от способности Федеральной резервной системы поддерживать финансовую систему, испытывающую нехватку ликвидности. Каждый раз, когда центральный банк США уходит в отпуск, например, в 2016, 2018, 2019 годах, рынки начинают разваливаться. И даже когда мы наблюдаем рост, скорость обращения денег по-прежнему падает, мошенничество продолжает достигать рекордных уровней, а неравенство резко возрастает.

С 9 августа 2007 года и мировая экономика, и мировая денежная система так и не достигли былой славы. Вместо этого все более причудливые методы финансового инжиниринга в сочетании с неограниченными дешевыми деньгами помогают заполнить пробелы, закрывая дыры в финансовой дамбе, предотвращая многочисленные кризисы, такие как сокращение кредитного плеча от Covid-19 и кризис рынка РЕПО 2019 года.

Однако, несмотря на все это, система остается стабильной. Но за это приходится платить. Сломанная, но стабильная система помогает финансовой элите поддерживать цены на активы, увеличивая их богатство, в то время как реальная экономика и ее составляющие терпят финансовые репрессии. А мы, вероятно, не увидим исправления или замены в ближайшее время.

Перевод: Максим Родионов

Источник: Medium

Читайте другие наши материалы