Байкальский раздор

Почему Россия и Монголия поссорились из-за планов строительства ГЭС на Селенге
14.12.2021
Евгений Трифонов

«Ничего другого, кроме как вернуться к идее строительства ГЭС на Селенге и ее притоках, правительство Монголии предложить не может»

Вялотекущая ссора между Россией и Монголией из-за планов строительства ГЭС на Селенге тянется уже девять лет. В 2012 г. Улан-Батор объявил о решении построить несколько ГЭС на Селенге и ее притоках, что вызвало негативную реакцию сначала в соседних с Монголией Бурятии и Иркутской области, а затем и в Москве. Проблема в том, что Селенга, берущая начало в Монголии, - главный источник воды для Байкала. Следовательно, уменьшение объемов ее стока угрожает обмелением Байкалу и Ангаре. Так что тревога российских экологов вполне оправданна. Как и опасения энергетиков и владельцев «Русала»: обмеление Ангары угрожает большими перебоями в работе Ангарского каскада ГЭС - Иркутской, Братской, Усть-Илимской и Богучанской.

С 2015 по 2020 г. шли переговоры между Москвой и Улан-Батором: монгольские представители доказывали, что ГЭС им нужны как воздух, а ущерб для Байкала будет незначительным; наши приводили доводы экологов и требовали отменить проекты строительства, обещая увеличить поставки электроэнергии. В 2020 г., заручившись поддержкой Всемирного банка, обещавшего профинансировать проекты, и Китая, отвечавшего за строительство ГЭС, Россия добилась отказа Монголии от строительства плотин.

С советского времени Монголия получает значительную часть потребляемой электроэнергии из СССР, часть вырабатывается местными угольными ТЭЦ. С середины 1990-х гг. экономика Монголии, а следовательно, и энергопотребление быстро растут. Пока шли споры о ГЭС, монголы строили новые энергоблоки на ТЭЦ, сдали в эксплуатацию три небольшие ГЭС в Западной Монголии (тамошние реки не связаны с Байкальским бассейном) и наладили поставки ветряков и солнечных панелей в поселки и кочевья. Помимо поставок из России Монголия теперь получает электроэнергию из Китая, причем объемы китайского экспорта уже превышают российские.

Но в конце 2021 г. выяснилось, что конфликт из-за селенгинской воды отнюдь не закончен. Министр энергетики Монголии Нансалын Тавинбэх сообщил о тяжелом состоянии энергетической отрасти страны, непомерных затратах на импорт электроэнергии и угрозе ограничения ее подачи населению и промышленности. Энергетический кризис в Китае не позволяет увеличить импорт китайской электроэнергии, а ограниченная пропускная способность ЛЭП не дает возможности наращивать российские поставки. А между тем, по словам Тавинбэха, энергопотребление в Монголии за 11 месяцев текущего года выросло на 11,3%. «Для реализации крупных проектов и программ по возрождению экономики нам необходимо обеспечить внутренние потребности в энергии», - заявил министр.

То есть Монголия хочет уменьшить зависимость от энергопоставок из России и Китая. Можно ли ее за это осуждать? В 2012 г. Россия внезапно сократила поставки электроэнергии в Монголию в 1,5 раза, спровоцировав экономический шок в этой стране. Монголия - независимое государство и хочет быть независимым и в экономике.

Ничего другого, кроме как вернуться к идее строительства ГЭС на Селенге и ее притоках, правительство Монголии предложить не может. И оно вернулось к тому, от чего Россия в 2018 г. отговорила монголов. 7 декабря премьер-министр Монголии Лувсаннамсрайн Оюун-Эрдэнэ представил «Новую политику восстановления для активизации экономики», предусматривающую строительство ГЭС на Селенге. «Мы не можем отказаться от планов строительства ГЭС», - заявил ведущий монгольский эксперт по энергетике Гэндэнсурэнгийн Ёндонгомбо.

А что же Россия? 27 ноября вице-премьер РФ Виктория Абрамченко в ходе своего визита в Монголию вновь выступила против строительства ГЭС на Селенге и предложила покрыть дефицит энергии за счет поставок мощностей с Гусиноозерской ГРЭС (Бурятия). Появилось и предложение продавать Монголии электроэнергию Саяно-Шушенской ГЭС, у которой есть избыточные мощности.

Таким образом, все вернулось к исходной точке. Спор вокруг ГЭС на Селенге окончательно превратился в беседу слепого с глухим. Монголы говорят: мы хотим собственную энергетику и не хотим зависеть от вас, а для этого нам придется строить ГЭС. Наши соотечественники возражают: нет, мы не позволим перегораживать Селенгу, покупайте нашу электроэнергию. Мы вам скидку сделаем...

Это не частый случай, когда обе стороны правы. Но правы очень по-своему. Россия не может допустить, чтобы пострадал Байкал. Но как быть с тем, что Монголия имеет право развивать свою экономику, а для этого ей нужна электроэнергия?

Кстати, монголо-российский спор из-за Селенги и Байкала похож на конфликт между Эфиопией и Египтом из-за вод Нила: там строительство эфиопами огромной ГЭС «Хидасэ» поставило две страны на грань войны. И тоже правы и те и другие: плотина грозит оставить Египет без воды, а Эфиопия резонно возражает - как нам развиваться, если мы не можем построить ГЭС на нашей собственной территории?

В отличие от ситуации в Восточной Африке ссора российского медведя с монгольским волком (так называли Монголию западные экономисты в период бурного роста) к войне не приведет: силы сторон несопоставимы. Но зубы серого хищника вполне могут оставить рубцы на шкуре бурого гиганта. Дело в том, что Монголия - одна из немногих стран - союзников России. Улан-Батор балансирует между Москвой и Пекином, но при всех правительствах - там левые сменяют у власти правых и наоборот - всячески демонстрирует лояльность России, часто идя ей навстречу в политике и экономике. В результате российские позиции в Монголии остаются сильными, хотя Китай давно превосходит нашу страну по объемам экономических связей.

Если же энергокризис в монголо-российских отношениях преодолен не будет, позиции России в традиционно дружественной стране ослабнут. Нельзя забывать, что, если у нас о проблеме вокруг монгольских ГЭС хорошо знают только на юге Сибири, то в Монголии о ней говорят все - это одна из важнейших национальных тем. Которая отнюдь не укрепляет имидж России в глазах монголов. «По мнению [президента Монгольского энергетического общества Даваадорджийна] Ганболда, выступая против проектов монгольских ГЭС, Россия теряет близкого соседа и союзника. Значительная часть граждан Монголии говорит и читает по-русски, имеет доступ к российским СМИ и не может понять, почему Монголия, имея на своей территории гидроресурсы, не может распоряжаться ими в своих интересах» (Монгольские ГЭС на Селенге: Трудный путь к компромиссу. «Тайга.инфо», 17.04.2018).

Экономический конфликт, если его не разрешить вовремя и к обоюдному удовлетворению, неизбежно становится конфликтом политическим. В данном случае это будет означать, что Монголия станет страной, ориентирующейся на Китай (который этого и добивается и готов за это платить, и не только электроэнергией). А если за монгольским волком встанет китайский дракон, нашему медведю придется туго.

Если не будет найдено взаимоприемлемое решение, Монголия все равно начнет строить ГЭС. Если только Россия не предложит достойную альтернативу. И это не должны быть предложения о поставках электроэнергии из России - ведь Монголия хочет иметь собственную энергетику. Значит, российским компаниям стоит предложить монголам построить в Монголии электростанции. На льготных условиях. Ведь это Россия против строительства ГЭС на Селенге - значит, будет справедливо российское участие не только в проектировании, но и в финансировании проектов. Какими они могут быть, решать совместным монголо-российским структурам. В свое время были проекты строительства в Монголии АЭС - кстати, урана в Монголии много. В ходе споров из-за ГЭС российская сторона признавала, что станции определенной мощности на притоках Селенги Байкалу не повредят, - стоит заняться соответствующими исследованиями. Есть реки на западе страны, не связанные с бассейном Байкала, энергетический потенциал которых не освоен. В Западной и Центральной Монголии имеются немалые геотермальные ресурсы. Наконец, в этой стране колоссальные запасы угля и ресурсов возобновляемой энергии там не меньше. Солнечных дней в Монголии столько же, сколько в Сахаре, а ветер в степи достаточен для того, чтобы всю ее утыкать ветряками. В стране, на территории которой свободно разместились бы Франция, Германия и Испания, источников энергии достаточно, причем самых разных - альтернативу опасным для Байкала ГЭС найти вполне можно.

Но электростанции, альтернативные селенгинским ГЭС, станут реальностью только при активных действиях России, больше всех заинтересованной в них. За них придется платить, как всегда платят за интерес. Это сохранит союзнические отношения между нашими странами и поможет российскому бизнесу работать в Монголии (а ее природные ресурсы огромны, и их сейчас более успешно осваивает китайский капитал). Если же российские представители будут упорно предлагать монголам энергопоставки, там построят как раз те ГЭС, которые угрожают Байкалу (поскольку это уже отработанные проекты), а политическое и экономическое влияние России в традиционно дружественной стране окажется подорванным.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы