«Я волнуюсь за результат первого квартала»

Блицинтервью
09.12.2020
Полина Смертина

О том, почему «Интер РАО» именно сейчас поставило вопрос об убыточности экспорта в Китай зимой, что предлагает компания, и вырастут ли из-за этого цены для остальных потребителей региона, "Ъ" рассказала член правления - врио руководителя блока трейдинга «Интер РАО» Александра Панина.


Фото: пресс-служба "Интер РАО"

— Почему вы предлагаете изменить расчет цены мощности на Дальнем Востоке для поставок в Китай именно сейчас?

— У меня всегда была мысль - надо выровнять рентабельность поставок в течение года. Объясню на примере одного дня. Представим, что каждый час в сутках мне выгодно поставлять электроэнергию в Китай. Но рынок мне говорит, что по каким-то причинам из-за очень сложной формулы я буду достигать рентабельности только три часа в день. В таком случае я как менеджер должна сделать всю свою поставку только в эти три часа, а в остальное время снизить. Хотя на самом деле поставка рентабельна во все часы, просто формула так работает.

В этом году мы уже стали обращать внимание, что в некоторые месяцы поставка в Китай убыточна. По логике я как менеджер должна вступать в переговоры с Китаем и переносить объем поставок с зимы на лето. Но реально ведь поставка рентабельна, я никак не смогу доказать покупателю обратное! Он же не видит наших формул на внутреннем рынке.

— Проблема в коэффициенте резервирования мощности. Почему этот параметр для вас выше?

— Мы покупаем мощность на оптовом рынке, чтобы поставить ее в Китай. Эта поставка рентабельна в каждом месяце. Рентабельность доходит до 30% - большой показатель. Но когда-то давно было решено, что рентабельность «Интер РАО», которую нам отдают, составляет только 5%. То есть если мы получили рентабельность 25%, то 20% мы должны вернуть. Каким образом? Именно через коэффициент резервирования, который увеличивает объем оплачиваемой мощности для нас, но снижает для остальных участников рынка. Ежегодно мы приносим потребителям 3 млрд руб. чистого эффекта.

Поправка же просто приводит к тому, что рентабельность в 5% будет определяться в каждом месяце. Поставки в Китай останутся на прежнем уровне.

Но если мы эту поправку сейчас не примем, то мне придется снизить зимний объем и перераспределить его на лето.

Я считаю это действие бессмысленным, ведь на самом деле зимние поставки рентабельны.

— Пандемия коронавируса и сокращение потребления подчеркнули эту проблему?

— Прямой связи здесь нет, формула работает давно. Но в текущих условиях пандемии непросто зарабатывать прибыль. А хочется показать достойный результат уже по первому кварталу 2021 года в целом по всем направлениям, не только по Китаю. Конечно, я волнуюсь за результат первого квартала 2021 года: будут ли ограничительные меры, подействует ли вакцинация, будет ли холодно в январе-феврале. Поэтому первый квартал 2021 года может быть достаточно непростым.

— Может ли вырасти цена для остальных потребителей?

— По моим расчетам, цена точно не вырастет, возможно, она даже чуть-чуть снизится. Это подтверждается и оценкой «Совета рынка»: изменение цены для потребителей составит от минус 0,24% до 0,14%. Соответственно, в среднем цена останется на текущем уровне.

— Потребители предлагают пустить на рынок других экспортеров. Как вы относитесь к таким предложениям?

— Мы даем потребителям своим тяжелым трудом в год по 3 млрд руб., я сомневаюсь, что другой экспортер приносил бы такой эффект.

Мне кажется, мы единственный такой экспортер в стране, который открыто отдает потребителям свою рентабельность.

Снижение тарифа для потребителей ДФО - конечно, социальная функция, мы с этим не спорим, не просим увеличить рентабельность.

— В письме вы пишите, что можете даже остановить поставки в Китай. При этом у вас долгосрочный контракт take-or-pay на 25 лет. Разве остановка поставок не означает штрафа?

— Мы можем попытаться снизить объемы поставки в зимние месяцы, но увеличить в летние. Контракт не предусматривает жесткой месячной привязки.

Источник: Коммерсант.ru

Читайте другие наши материалы