Все металлы станут драгоценными

Сталь в Европе может подорожать на 20–30%, медь и алюминий – на 50%, считают эксперты
24.12.2021
Василий Милькин

Декарбонизация в металлургии может привести к серьезному подорожанию продукции, следует из обзора EY, с которым ознакомились «Ведомости». В нем отмечается, что в рамках энергоперехода уже сегодня отдельные европейские сталелитейные компании вводят надбавку на зеленое производство (без использования ископаемого топлива. - «Ведомости») в 55 евро за 1 т, или примерно 5%. Tata Steel Europe (европейское подразделение индийской Tata Steel) применяет надбавку в 16 евро за 1 т вообще по всем контрактам на металлопродукцию.

Затраты на зеленую сталь (при текущих ценах на электроэнергию) в Северной Европе будут на 20-30% выше. При использовании водорода по цене $2 за 1 кг для производства стали увеличение ее стоимости может составить 40%, уточнила «Ведомостям» руководитель Энергетического центра EY Ольга Белоглазова, ссылаясь на данные Energy Transitions Commission.

Зеленая повестка давит на промышленность все сильнее. Еврокомиссия в декабре 2019 г. подписала Зеленую сделку (European Green Deal), предусматривающую углеродную нейтральность ЕС к 2050 г. Для этого ЕС не только будет снижать выбросы CО2, но и намерен с 2026 г. ввести трансграничный сбор с импорта. Речь идет в том числе о стали и алюминии.

Осенью 2021 г. в России утверждена «Стратегия социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г.». Ее цель - к 2050 г. снизить эмиссию парниковых газов на 60% к уровню 2019 г. В декабре генеральный директор ММК Павел Шиляев говорил в интервью «Ведомостям», что инвестиции российских металлургов в новые технологии на фоне зеленой повестки могут превысить 1 трлн руб. за 20 лет.

Горнометаллургический сектор - один из наиболее углеродоемких: в 2020 г. выбросы от производства стали, алюминия, никеля, меди и кобальта в мире составили около 4,5 млрд т CО2-эквивалента, подчеркивает EY. Поэтому и снижение выбросов при производстве металлов, по мнению аналитиков компании, будет иметь решающее значение для декарбонизации мировой экономики. По оценке EY, наиболее высокая углеродоемкость отмечается в производстве алюминия - около 15 т CО2 на 1 т металла. Ее можно резко снизить, если использовать электроэнергию от ГЭС. В сталелитейном секторе, где 70% энергопотребления приходится на уголь, углеродоемкость старой кислородно-конвертерной печи равна примерно 2 т CО2 на 1 т продукта по сравнению с 1,8 т по миру. При прямом восстановлении железа в электродуговой печи выбрасывается 1,4 т CО2 на 1 т, при переработке лома - 0,3 т CО2 на 1 т, говорится в обзоре.

Производители стали уже к 2030 г. планируют в среднем сократить углеродный след примерно на 22% от уровня 2020 г., а к 2050 г. некоторые из них собираются довести его до нуля, напоминают в EY. В будущем потребность в зеленых металлах будет только расти на фоне увеличения платежей за выбросы CО2, говорится в обзоре. Например, в ЕС к 2030 г. стоимость выбросов 1 т CО2 может вырасти до 100 евро с текущих 60 евро.

Легче всего адаптировать производство, по мнению авторов обзора, будет металлургам, у которых основную выручку дает «относительно небольшой ассортимент». Более диверсифицированные холдинги, по оценкам EY, столкнутся с необходимостью более масштабных мероприятий декарбонизации (потребуют более значительных инвестиций. - «Ведомости»).

Спрос на металлы с низким следом CО2 есть уже сейчас, говорится в обзоре, и отдельные компании подтвердили готовность нести более высокие издержки. В России ряд холдингов начали диверсификацию структуры энергопотребления (переход к использованию энергии ВИЭ, ГЭС и АЭС) и внедрение новых технологий, таких как улавливание и хранение углерода, электротранспорт и др.

К 2030 г. также ожидается рост спроса на сырье для аккумуляторов (по литию - более чем в 7 раз, по кобальту - в 2 раза, по никелю - на 73%). Потребность в меди и алюминии к этому времени должна увеличиться на 17 и 28% соответственно. Если реализуется сценарий потребительского бума, то в 2025 г. цены на медь и алюминий будут выше, чем в 2020 г., почти на 50%, говорит Белоглазова со ссылкой на оценки Oxford Economics.

Резкий рост цен на металлы в мире и затем в России начался еще в IV квартале 2020 г. на фоне постепенной отмены ковидных ограничений. На мировом рынке цена на стальной горячекатаный прокат с начала 2021 г. выросла на 12%, на алюминий - на 40%, на медь - на 25%, на никель - на 21%. На 23 декабря стальной горячекатаный прокат (FOB Китай) стоил $752 за 1 т, алюминий - $2824, медь - $9615, никель - $19 855, по данным Лондонской биржи металлов.

Аналитик по товарным рынкам «Открытие инвестиций» Оксана Лукичева согласна, что тренд на декарбонизацию будет поддерживать высокие цены на металлы на глобальном рынке в 2022 г. и далее. Декарбонизация увеличит потребление металлов и повысит их себестоимость, поясняет она. По ее словам, труднее всего снижать выбросы CО2 будет производителям алюминия, где в себестоимости велика доля электроэнергии (достигает 30%. - «Ведомости»). В результате цена на металл, по ее словам, останется выше $3000 за 1 т. Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин добавляет, что тренд на декарбонизацию будет также разгонять цены на серебро, платину, палладий, литий и никель. Нынешнее повышение цен - только начало, реальный рост цен еще впереди, считает он.

В металлургии «потребителей постепенно приучают к мысли, что металлопродукция в будущем будет более дорогой», рассуждает Гришунин. И уже к 2030 г., по его словам, они будут к этому психологически готовы. К этому сроку, по оценке НРА, цены на продукцию металлургов только из-за декарбонизации без учета иных факторов вырастут в среднем на 7-10%.

Эксперты при этом не соглашаются с выводами EY о лучших возможностях приспособиться к новым условиям у менее диверсифицированных холдингов. «Выиграют в первую очередь те, кто будет рационально управлять расходами и имеет хороший доступ к инвестресурсам», - возражает Лукичева. По мнению Гришунина, в более комфортном положении в России окажутся производители драгметаллов, металлурги с высокой долей использования электропечей (например, «Металлоинвест»). В наихудшем положении - предприятия с высокими выбросами: это металлургический дивизион «Мечела», Evraz и UC Rusal, добавляет он.

Представитель «Северстали» заявил «Ведомостям», что экологически чистая сталь будет дороже, «даже если оставить за скобками инвестиции во внедрение технологий», за счет затрат на закупку лома и ВИЭ. И добавил, что краткосрочные капзатраты принесут долгосрочные выгоды - как для корпораций, так и для окружающей среды. Но выбор в пользу принципов ESG даст доступ к растущему глобальному инвестиционному пулу, который, по оценкам McKinsey, составляет около $30 трлн, отметил собеседник. Директор по развитию активов, инвестициям и стратегии ОМК Дмитрий Чернышев сказал «Ведомостям», что введение пошлин и углеродных налогов, а также инвестиции в снижение углеродного следа, безусловно, отразятся на ценах. При плате за выбросы в 100 евро на 1 т CО2и средней углеродоемкости 1,5 т CО2 на 1 т стали удорожание продукции может составить 150 евро на 1 т за горизонтом 2025 г., указывает он.

Другие металлургические холдинги не ответили на запросы «Ведомостей».

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы