Впереди «зелёного» паровоза

Пока Греф и Чубайс пророчат России потери от «зеленого перехода», другие страны пытаются отстоять свои позиции
14.09.2021
Максим Николаев

«Зеленый переход» таит в себе множество спорных моментов, очевидных проблем и сложностей. Каждая страна подходит к вопросу, исходя из собственных особенностей. В России же пока готовятся примерить образ жертвы, а Греф и Чубайс дают прогнозы и оценки предстоящего ущерба, рассчитать который, в принципе, пока нереально.

Греф и Чубайс в курсе

Основные функции ВТО, которые заключаются в содействии свободной торговли, снижении тарифов и защите конкуренции, по сути, никак не отразились на вступившей в ее ряды России. Организация не встала на защиту нашей страны в вопросах санкций и некоторых других аспектах взаимодействия с Западом. С другой стороны, при вступлении в ВТО никто не давал России обещаний оберегать и защищать ее многострадальную экономику от внешних «врагов».

Более того, как пишут СМИ, есть данные о том, что в свое время ВТО даже выступала с весьма сомнительным предложением об ограничении производства в РФ «слишком дешевой» гидроэнергии, которая, на минуточку, весьма успешно конкурирует с европейской.

Тогда Максим Медведков, представлявший Россию на переговорах по вступлению в ВТО, если верить сообщениям в Сети, в качестве причины такого положения дел называл Западу наличие «очень больших сибирских рек».

По сегодняшним меркам такие выпады против гидроэлектроэнергетики кажутся в лучшем случае нелепыми. Ведь Европа планирует к 2050 году прийти к «экономике без выбросов двуокиси углерода» и гидроэлектростанции вполне отвечают новым требованиям.

Так чем же в итоге обернётся европейский «зелёный переход» для России? Новыми возможностями или угрозами? Без потерь, разумеется не обойдётся, но судить можно пока лишь очень примерно. В первую очередь эксперты говорят о последствиях введения так называемого «углеродного» налога для тех компаний, которые поставляют свою продукцию в Европу.

«Отсутствие понятных методик не позволяет просчитать последствия введения налога для национальных экономик. По данным Boston Consulting Group, годовые издержки России от углеродного налога могут составить от $1,8 млрд до $5 млрд. McKinsey считает, что с учетом нефти, газа, угля и цветных металлов эта цифра составит €17 млрд в 2035 году. Минэкономразвития РФ оценил потери отечественных экспортеров в $50 млрд до 2030 года», - отметил Леонид Крутаков, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ.

Между тем, символ экономического кризиса 1990-х Анатолий Чубайс уверен в том, что «зеленый переход» Евросоюза будет стоить России потери до 9% ВВП. Конечно, не одномоментно, но это, по его мнению, случится.

Эффект от изменений уже оценил и Герман Греф, который уверен, что сценарий европейской углеродной нейтральности к 2035 году уменьшит доходы россиян на 14%. Что касается суммарных потерь российского бюджета, то здесь речь может идти о пяти триллионах рублей.

По подсчетам «Сбербанка», потери ВВП могут составить 4,4%, а реальные доходы населения сократятся на 9%. Но, приводя такие цифры, Греф подчеркивает, что они станут действительностью в том случае, если ничего не предпринимать для их уменьшения. Правда конкретных действий, как сохранить ВВП и прочие показатели, глава «Сбера» так и не предложил. Зато сразу же озвучил план, как увеличить доходы банковского сектора: глава «Сбера» призвал внедрять ESG-инвестирование. Речь идет о кредитовании банками инвесторов по схеме, когда учитываются экологические, социальные и управленческие стандарты. Таким образом, происходит изменение направления денежных потоков за счет того, что «вредные производства» остаются недофинансированными, либо же кредиты для них становятся очень дорогими.

«Позиция банкиров понятна. Новые принципы открывают новые финансовые рынки, расширяют набор счетов и ускоряют оборот средств. По оценкам все того же Грефа (еще один псевдо-визионер), достижение мировой углеродной нейтральности к 2050 году будет стоить $140 трлн или 3% мирового ВВП в год. Откуда возьмутся деньги? Часть соберут за счет углеродного налога, вторую часть напечатают», - уверен Леонид Крутаков.

Урсула наступает

Одобрение так называемой «зелёной сделки» Евросоюзом по инициативе Европейской комиссии произошло в декабре 2019 года. В 2021 году «наступление на пользователей атмосферы» возглавила Урсула фон дер Ляйен. Она выступила с предложением снизить к 2030 году выбросы СО2 на 55% от уровня 1990 года, при этом на сегодняшний день данный показатель в Евросоюзе равен 76%.

Стоит отметить, что глава Еврокомиссии фон дер Ляйен не просто озвучила план, а подошла к вопросу с определенным креативом - придумала для него отдельное название - «Fit for 55» (Готов к 55).

Согласно документу, будет установлен порог по выбросам парниковых газов, а 40% энергии к 2030 году должно производиться с использованием возобновляемых источников (ВИЭ). Пока этот показатель далек от планируемого и составляет около 10%, но в 2020 году на ВИЭ пришлась основная часть новых генерирующих мощностей. Доля ВИЭ в электроснабжении выросла до 40%.

Годовая стоимость предложений Еврокомиссии, озвученных в июле этого года, составила, по предварительным данным, 260 млрд. евро. Похожие программы разработали в США и Великобритании. В частности, программа Джо Байдена получила название «Американский план создания рабочих мест». Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предложил «План из десяти пунктов для зеленой промышленной революции».

Между тем, план «Fit for 55» вызывает ряд сомнений и вопросов. Некоторые наблюдатели придерживаются той точки зрения, что он может оказаться бесполезным в глобальном масштабе, так как не охватывает страны за пределами «брюссельского пузыря». Еще одна точка зрения и вовсе заключается в том, что даже в самой Европе данный план пойдёт на пользу далеко не всем странам.

Реакция лидеров стран Евросоюза стала известна на заседании, которое состоялось в мае этого года. Так, Словения, Латвия, Польша и Люксембург заявили о несогласии с предложением распространить на транспорт и здания торговлю квотами на выбросы. Финляндия решила детально проработать вопрос и обещала озвучить свою позицию по каждому из тринадцати законодательных предложений «Fit for 55» осенью, когда парламентарии вернутся из отпуска.

В Европе не все гладко

Между тем, финское министерство по делам Европы сосредоточило свое внимание на важном для страны секторе морских перевозок. Что неудивительно, ведь 80% внешней торговли Финляндии находится в прямой зависимости от судоходства.

В вопросе торговли квотами на выбросы необходимо учитывать судоходство зимой. В случае стоимости квот на выбросы в 50 евро за тонну СО2, Финляндию уже через пять лет ждет подорожание морских перевозок на 300 миллионов евро в год.

О негативных последствиях также заявили и союз автомобильной промышленности Суоми, и авиакомпания Finnair. В частности, речь идет об удорожании производства автомобилей в случае их замены на электрокары примерно в полтора раза, и о росте цен на авиаперевозки.

Ассоциация лесной промышленности Финляндии обратила внимание на интересный момент - в документе никак не упоминается лесная биоэкономика. В перечне видов сырья для производства биоэтанола может не оказаться отходов лесопильного производства.

Что касается других европейских стран, то здесь тоже не все гладко. Например, в Польше климатические вопросы имеют все шансы переквалифицироваться в проблему внутренней политики. Дело в том, что отопление Польши обеспечивается углем примерно на 40%. также не стоит забывать, что шахтеры в этой стране по-прежнему являются политической силой.

Вызывают также вопросы планы остановки к 2035 году 32 ядерных реактора во Франции, Германии, Испании и Бельгии. Они дают электроэнергию без CO2, их установленная мощность составляет почти 32 ГВт. Чехия и Венгрия уже выступили с требованием классификации ядерной энергетики как безвредной для окружающей среды.

Еще одной очевидной проблемой «зеленой экономики» является вероятное исчезновение некоторых уже привычных рабочих мест. Также, наверняка, не получится обойтись без роста цен на автомобильное топливо, авиаперелеты и коммунальные услуги.

Все это, безусловно, скажется на существующих позициях политических партий и с высокой долей вероятности может стать поводом для протестов по типу акций «желтых жилетов».

Если учесть тот факт, что обсуждение плана, по сути, не выходило за стены кабинетов в Брюсселе, то правительствам стран Евросоюза еще предстоит заняться проработкой деталей новой климатической программы, указывает «Financial Times».

Впрочем, если не брать в расчет бурную деятельность, которую развернула Фон дер Ляйен, то реализация «зеленой сделки» не выглядит такой уж неминуемой. Например, заместитель Фон дер Ляйен Франс Тиммерманс заявил о том, что сделку реализуют лишь в том случае, если она будет воспринята как справедливая. Также он озвучил весьма справедливое мнение относительно планов о достижении «углеродной нейтральности» к 2050 году - по словам Тиммерманс, даже в пределах Европы сделать это будет «чертовски тяжело».

Отдельно внимания заслуживает позиция премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. «Мы не можем позволить брюссельским бюрократам оседлать бедных людей и бедные страны ценой борьбы с изменением климата», - заявил он.

Исходя из вышеизложенного, получается, что и Чубайс, и Греф слишком рано начали подсчитывать вероятные потери России. Выходит, что пока другие страны анализируют ситуацию, Россия без проведения переговоров примеряет на себя роль жертвы и готовится нести убытки.

Зеленая эйфория

Судя по всему, амбиции Урсулы фон дер Ляйен распространяются гораздо дальше реальных полномочий ее ведомства. Есть мнение, что она решила превратить «Зелёную сделку» в инструмент геополитического влияния.

Дело в том, что из всех законопроектов программы «Готов к 55» выделяется механизм трансграничного углеродного регулирования (ТУР), предусматривающий импортные сборы на ввозимые в страны Евросоюза продукты в зависимости от их углеродного следа. Планируется, что в ходе первого трехлетнего этапа реализации ТУР под сборы подпадет импортная сталь, включая рельсы и трубы, а также цемент, удобрения и алюминий. Платить таможенные пошлины компании начнут только с 2026 года.

Такой механизм должен будет стать своеобразной защитой европейских производителей, которые столкнутся с ростом расходов из-за ужесточения регулирования внутри ЕС. В частности, местным производителям пропишут уплату сборов за углеродный след от собственной продукции. Таким образом ЕС будет стремиться уравнять их конкурентные позиции с производителями из стран, где действует не столь жесткое регулирование.

Однако, пока сложно понять, кто и как будет определять степень «жесткости регулирования». И если сейчас европейские компании имеют льготы, которые освобождают их от покупки квот на выбросы, то по мере введения механизма ТУР данные привилегии для местных производителей упразднят.

Как полагают разработчики механизма ТУР, он тоже может стать поводом для того, чтобы побуждать партнеров ЕС к снижению «углеродного следа» экспортной продукции, сокращая выбросы.

Стоит отметить, что действующая система, установленная для торговли квотами на выбросы CO2 (ETS), которая с 2005 года регламентирует максимальный ежегодный объем выбросов, тоже будет сохранена. Тем не менее, как пишет издание Tagesspiegel, «до климатической нейтральности еще далеко, консенсус в отношении этой цели не должен скрывать, что реальные конфликты уже бушуют под одеялом зеленой эйфории».

Конкуренция и неравенство

Если рассуждать логически, то внедрение мер «Fit for 55» станет своеобразным препятствием для переноса европейских производств в другие страны, где отсутствует жесткое экологическое регулирование.

Для понимания вопроса достаточно обратить внимание на страны Юго-Восточной Азии, на которые приходится более половины мирового спроса на энергоресурсы. При этом все крупнейшие экономики региона пока продолжают активно полагаться именно на уголь.

Например, Китай, который является главной площадкой для инвестиций со стороны европейских компаний, в прошлом году увеличил генерирующие мощности на угле почти на 30 ГВт. В Индии около 60 ГВт подобных мощностей находятся в стадии строительства.

Парадокс заключается в том, что пока Европа и США ратуют за сокращение выбросов и направляют на эти цели миллиарды, страны Азии их увеличивают без какого-либо зазрения совести.

В принципе, они идут по тому же пути, который в свое время уже прошли и американцы, и европейцы. Однако, стоит отметить, что разрыв в уровнях потребления энергии на душу населения продолжает сохраняться - житель Индии потребляет энергии в десять раз меньше среднего американца.

По сути, урон окружающей среде связан с идеологией потребления и индустриальной революции, которую Запад до последнего времени активно экспортировал во все уголки планеты.

Теперь же западное коммерческо-экологическое лобби занято поиском инструментов влияния. И целью таких действий является желание сохранить комфортную среду обитания. Не для кого-то, а в первую очередь для себя.

Вредные военные расходы

Проблемы климата уже с уверенностью можно считать вопросом большой политики. При этом даже самые ярые страны-приверженцы предлагаемой «зеленой трансформации» не озвучивают стоимости всего мега-проекта.

По оценкам «Сбербанка», «углеродная нейтральность» в планетарных масштабах может стоить порядка 140 трлн. долларов. По словам Германа Грефа, при наличии таких средств для «озеленения» атмосферы две трети мирового энергопотребления к 2050 году можно будет обеспечить за счет ВИЭ.

Для понимания глобальности затрат их можно сравнить с расходами на оборону всех стран мира. Такое сравнение будет максимально показательным, поскольку оборона - это та отрасль, на которой не экономит ни одно государство, бедное оно или богатое, и расходы на которую никогда не подлежат оптимизации. Так вот, в текущем году суммарные расходы всех стран на «оборонку» составили два триллиона долларов.

Говоря о военных бюджетах, нельзя не отметить тот факт, что Пентагон, например, является крупнейшим загрязнителем в мире. При этом позиция США всегда была непреклонной - военные должны быть освобождены от любых соглашений по климату. Как же тогда расценивать то, что один бомбардировщик «B-52» потребляет за один час объем топлива, сопоставимый со средним показателем потребления автомобиля за семь лет?

Доля военных расходов в мировом ВВП постоянно растет. Об этом свидетельствуют результаты исследований Стокгольмского международного института.

Примечательно, что страны «сообщества демократий», куда входят Евросоюз, США, Канаду, а также Япония и Австралия, по расходам на оборону финансируют более половины «глобального военного бюджета». Они же в ответе примерно за третью часть глобальных объемов эмиссии СО2.

«Зеленый переход», согласно оценкам «Сбербанка», не состоится без мобилизации двух и более «глобальных военных бюджетов» ежегодно в ближайшие 30 лет.

Кажется справедливым, если бы исходя из доли в глобальных военных расходах, Евросоюз взял на себя половину инвестиций в климатические проекты. Однако реальность таких действий пока под большим вопросом.

«Пользуясь терминологией Чубайса, всем серьезным экономистам (да чего уж там, простым людям с приличным образованием) понятно, что главной проблемой, которую Запад решает с помощью новых «зеленых правил», является проблема «вертолетных денег». Начиная с 2009 года транзакционные экономики напечатали колоссальный объем ликвидности, не обеспеченной реальными активами. Вернее, активы эти существуют, но транзакционным экономикам они не доступны из-за политического конфликта. Активы эти находятся в ресурсных и промышленных странах. Раздувшийся на программах количественного смягчения глобальный финансовый пузырь играет всеми цветами радуги и готовится лопнуть. Связать огромную долларовую массу можно либо поставив себе на баланс мировые природные ресурсы, либо создать новый кредитный рынок. Как раз вторую задачу и решает «зеленая энергетика», - отметил Леонид Крутаков.

Россия же, по словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, обратилась к Евросоюзу с предложением разъяснить, каким образом происходит формирование «климатических» таможенных пошлин, устанавливаемых на импорт в ЕС отдельных категорий товаров.

Источник: Наша Версия

Читайте другие наши материалы