ГЭС-2 открылась Санта-Барбарой

Чем удивило новое культурное пространство, которое накануне открытия посетил президент
06.12.2021
Мария Москвичева

Новое культурное пространство на Болотной набережной успело наделать много шума еще за несколько месяцев до своего официального открытия. Впрочем, с лета к "Большой глине №4" успели попривыкнуть, теперь же будут охать и ахать вокруг содержания ГЭС-2. И есть отчего. Дом культуры - именно так позиционируется пространство - открывает свой первый сезон натуральной Санта-Барбарой, и это не фигура речи. На первом этаже устроена съемочная площадка, гримерка, костюмерная - в течение трех месяцев на глазах у зрителей переснимут мыльную оперу, которой в начале 1990-х засматривалась Россия. Остальные проекты - под стать сериальным - игровые, перформативные, живые. Здесь тебе и карнавал, и компьютерные игры, и ария, где часами поется одна фраза. Корреспондент "МК" среди первых погрузился в life-формат.

Бывшая электростанция на Болотной набережной прекратила свою работу в 2006 году, в 2009-м было принято решение превратить здание в современное арт-пространство, в 2014-м началась реконструкция, и вот наконец дом культуры открывает свои двери для публики. Задача поставлена амбициозная - реализовывать проекты вне дисциплинарных границ, создавая их на новом культурном языке. И стартовый проект исландского художника Рагнара Кьяртанссона вписывается в эту идею, при этом не вписываясь в культурные шаблоны России, которая все еще тяготеет к консервативному. И тут на тебе - "Санта-Барбара" как живая скульптура. В Европе, особенно северной, откуда родом Кьяртанссона, таким не удивить, а вот московскую публику, даже продвинутую, - пожалуй.

Съемочные павильоны "Санта-Барбары" Рагнара Кьяртанссона заняли весь первый этаж. У нас на глазах заново снимают сериал из 1990-х, который все смотрели тогда же, на заре рождения новой России, голодной и нищей, но свободной и смелой. Сегодня времена другие, и мыльная история звучит иначе. Она про вымысел и реальность, про стирание грани между ними, про придуманную и действительную жизнь. Сегодня куда сложнее разобраться, где проходит эта линия, где ложь, а где истина. Исландец, который знает о России не понаслышке (он учился живописи в петербургской Академии художеств), предлагает интригующую развлекательную и не лобовую метафору, чтобы поразмыслить над этой темой и немного поностальгировать.

На нижнем этаже - основное выставочное пространство. Здесь разместились проекты, которые стали смысловым продолжением "Санта-Барбары". "В Москву! В Москву! В Москву!" - групповая выставка, озаглавленная цитатой из чеховских "Трех сестер". Ее кураторами выступил все тот же Кьяртанссон и его жена Ингибьорг Сигурьонсдоттир. И тут каждая история тоже на грани вымысла и реальности. На входе зрителя встречает стена, увешанная портретами мужчины в плавках. Кьяртанссон во время 53-й Венецианской биеннале (2009) изобразил на 144 картинах Палла Хаукура Бьонссона, который превратил палаццо на Гранд-канале в свою студию. В центре этого памятника неоднозначности искусства - небольшой телевизор на постаменте, где Палл Хаукур Бьонссон, уже совершенно обнаженный, слушает музыку. Вид у него удрученный, не случайно работа называется "Отчаяние". Тут на первый план должны выйти эмоции, душа, затмив интерес к плоти. Впрочем, самым часто задаваемым вопросом около этой работы был: а как президент, который на днях посетил ДК, отреагировал? Однако он остался без ответа. А ведь интересно...

После "голой галереи" попадаем в карнавальное пространство, украшенное разноцветными флажками и шатрами. В его центре новая работа Евгения Антуфьева в виде ринга в натуральную величину, на котором установлены соперники, напоминающие героев комиксов. В финальной схватке за Кубок вечности выходят Время и Капитализм - Время побеждает. Их бой можно посмотреть на экранах, установленных над рингом. Здесь же можно сесть за компьютер и совершить путешествие по залам, как в игре, - правда, пока можно только бродить по виртуальному пространству и садиться на стулья. Поиграть как следует, говорят, можно будет на днях, причем любой желающий сможет присоединиться к квесту из дома. Рядом с этими экшен-инсталляциями развешаны платья и костюмы, а между ними поп-звезды 1990-х вроде Алены Апиной, Ирины Салтыковой и Татьяны Булановой читают переводы своих хитов на шекспировский язык.

Еще один театральный сюжет называется "Грозный-прегрозный". Перед нами инсценировка, исполненная актерами Алексеем Розиным и Александром Палем, - нападение на картину Ильи Репина "Иван Грозный и сын его Иван". На полотно было совершено несколько покушений, два из них, самых известных (в начале ХХ века и в начале ХХI), воссозданы Кьяртанссоном на видео максимально натуралистично и документально (вплоть до развески в музее). Сюжет нападения на известную картину интересует исландского художника, поскольку является живым примером того, какие сильные эмоции, вплоть до неконтролируемой агрессии, может вызывать искусство. Похоже, он и сам готов к любой реакции публики.

На верхних этажах - более медитативные проекты. Здесь, например, есть "Комната ощущений", где ты то оказываешься словно в кабине космического корабля и можешь нажимать все кнопки, а пульт величиной со стену начинает звучать, зажигать лампочки или дышать. То оказываешься в зеркальных кабинах с разными освещением и смотришь на сотни своих отражений. То должен прыгать по силиконовым подушкам в пупырышках. Словом, здесь легко впасть в детство.

Еще два зала демонстрируют видео. На одном можно послушать запись концерта, где Кьяртанссон исполняет одну и ту же песню - "Sorrow" - в течение шести часов нон-стоп! На другом - посмотреть концерт, где художник предстает в образе старомодного певца и без конца поет одну и ту же фразу - "Печаль победит счастье". Словом, выставка в доме культуры и правда получилась на грани между искусством и реальностью, между игрой и жизнью. Сама бывшая электростанция выглядит современно и стильно, очень по-европейски. Впрочем, огрехи тут на русский манер - где-то протекает синяя труба, которая после реконструкции превратилась в кондиционер, где-то не работают замки кабинок, где можно оставить вещи, где-то чувствуются недостатки логистики. Пространство задумало как продолжение улицы - здесь есть своя площадь и главный проспект (как раз там снимают "Санта-Барбару"), но карта к идее не прилагается. Тем не менее архитектор Ренцо Пьяно заложил хорошую базу в отреставрированное здание: снабдил его солнечными батареями, устроил двухуровневую парковку под холмом, на котором разместилась березовая роща, создал систему сбора дождевой воды и талого снега, даже поставил датчики для сбора пыльцы берез. Не дом культуры, а чудо-чудесное - со своими чудесатостями, реальными и вымышленными.

Читайте другие наши материалы