Что случилось с «Роснано»

Нанопроекты корпорации «Роснано» вместо прибыли приносят убытки
25.11.2021
Александр Соколов, Дмитрий Гринкевич, Екатерина Литова, Галина Казакулова

Новость о преддефолтном состоянии «Роснано» с начала недели беспокоит российский рынок. Краткосрочная задолженность по займам корпорации с начала этого года выросла в 3 раза - с 5,1 до 16,1 млрд руб. Это произошло из-за нарушения условий ликвидности по одному из выпусков облигаций. С 2010 г. корпорация для финансирования проектов брала займы, причем с 2018 г. - необеспеченные госгарантиями. По мере выхода из успешных проектов «Роснано» копила провальные. По кредитам подходят сроки оплаты. Обслуживание долгов дорогое, а рекордные убытки 2020 г. усугубили проблемы с платежеспособностью. Облигации «Роснано» торгуются ниже номинала.

Пока судьба корпорации неясна, но в правительстве, как минимум, обещают серьезно почистить портфель проектов института развития. Выход проблем «Роснано» в публичную плоскость не был случайным, а в правительстве о нарастающих финансовых проблемах было известно давно, сказали «Ведомостям» два близких к кабинету министров источника. Результаты работы «Роснано» действительно неутешительны: за 14 лет и 405 млрд руб. госпомощи на выходе получилось больше убытков, чем прибыли. «Ведомости» разбирались, насколько эффективно госкорпорация, которую создавал Анатолий Чубайс, вела бизнес.

Откуда у «Роснано» много денег

«Роснано» образовали в 2007 г. вместе с рядом других государственных корпораций. Финансирование поначалу было щедрым: корпорации выделили имущественный взнос на 130 млрд руб. Но в 2009 г. из-за проблем в экономике на фоне финансового кризиса половину этого взноса пришлось вернуть, так как большую часть денег недостаточно активно инвестировали, а в основном хранили на банковских счетах. Второй крупный взнос в размере 49,4 млрд руб. состоялся в 2011 г. Общие объемы прямого финансирования «Роснано» с момента основания составили 132,3 млрд руб. Последняя прямая помощь была в 2020 г. в форме взноса в уставный капитал на 1,8 млрд руб.

В 2010 г. Владимир Путин распорядился предоставить «Роснано» госгарантии по кредитам и облигационным займам в размере 53 млрд руб. Причем, когда в 2011 г. «Роснано» преобразовали в акционерное общество, эти госгарантии сохранялись. Правительство одобрило долгосрочную программу развития «Роснано», согласно которой основным источником финансирования корпорации становились заимствования, привлекаемые под госгарантии РФ.

Всего к концу 2018 г. государство предоставило госгарантийную поддержку на 252 млрд руб., из которых фактически привлечено 225 млрд руб., говорится в отчете корпорации за тот год.

Общий объем господдержки «Роснано» с момента основания составил более 404,6 млрд руб., из которых 132,3 млрд руб. было прямое финансирование, еще 20,3 млрд руб. выделили дочернему Фонду инфраструктурных и образовательных программ, подсчитали «Ведомости» по данным Росказначейства, а 252 млрд руб. составили госгарантии.

После 2018 г. госгарантии «Роснано» не предоставлялись. Новая стратегия «Роснано» до 2023 г. уже не предполагала ни госинвестиций, ни новых госгарантий по кредитам, и корпорация продолжила активно занимать на рынке, но без поддержки государства. В 2018 г. она разместила облигаций на 10 млрд руб., в 2019 г. - на 16,5 млрд руб., а в 2020 г. - еще на 12 млрд руб.

К концу первого полугодия 2021 г. у «Роснано» числилось непогашенных кредитных обязательств на 76,3 млрд руб., в основном перед Совкомбанком, банком «Санкт-Петербург», Промсвязьбанком. Обязательств по облигационным займам было на 70,4 млрд руб., следует из ежеквартального отчета.

Справляться с накопленным объемом долгов «Роснано» оказалось непросто. Кризисную ситуацию усугубили негативные результаты 2020 г.

Какие проекты спонсировала «Роснано»

С момента образования «Роснано» поддержала 109 проектов. Общая сумма финансирования составила около 500 млрд руб. с учетом средств внешних инвесторов. Из них «Роснано» вложила 205 млрд руб., в том числе за счет перечисленных из бюджета 132 млрд руб. и привлеченных ею займов. Еще около 290 млрд руб. вложено в проекты за счет внебюджетных источников, подсчитали «Ведомости».

Самый крупный проект - это строительство завода по производству солнечных модулей на базе технологии «тонких пленок» Oerlikon, которым занимается ООО «Хевел» (вложения «Роснано» - 16 млрд руб.). Другую часть, в размере 6,6 млрд руб. на первом этапе, профинансировали структуры миллиардера Виктора Вексельберга. Это один из наиболее успешных проектов «Роснано»: в 2020 г. выручка составила 8 млрд руб., тем не менее чистая прибыль была всего 32 млн руб.

Второй по величине проект был менее успешным. «Роснано» вложила 12,4 млрд руб. в создание комплекса по производству поликристаллического кремния и моносилана на базе советского завода «Усольехимпром». Деньги шли через подконтрольную «Роснано» компанию Sherigo Resources Limited, зарегистрированную на Британских Виргинских островах, но производство так и не было налажено.

Еще 12 млрд руб. вложили в организацию производства литий-ионных аккумуляторов (ООО «Лиотех-инновации»). Вскоре после начала его реализации китайские партнеры вышли из проекта. Новосибирский завод в 2016 г. обанкротился, но какое-то производство наладить все-таки сумел. Пока оно не вышло на проектную мощность в 1 млрд руб., выручка в 2020 г. была 186 млн руб.

В пятерке крупнейших проектов также несостоявшееся производство гибких дисплеев Plastic Logic (9,3 млрд руб.), ради которого «Роснано» выкупила ирландскую фирму, а также создание производства чипов на базе советского завода «Микрон» (8,3 млрд руб.). Контролируемое сейчас АФК «Системой» и «Ростехом» предприятие стабильно убыточное.

Крупнейшим фондом, который профинансировала «Роснано», был «Роснаномединвест»: 11,4 млрд руб. пошло на установление партнерства с медицинским венчурным фондом Domain Associates (США) с активами на $2,5 млрд для соинвестирования проектов в сфере здравоохранения и трансфера технологий. Компании должны были вложить по $380 млн, но только четверть из них предназначалась для российского рынка, остальное - в компании США, писали «Ведомости». В России они вложились в ООО «Новамедика», которая до 2020 г. была стабильно убыточной, а выручка не превышала 2 млрд руб.

Среди топ-20 по объемам финансирования проектов «Роснано» 14 были связаны с иностранными или офшорными компаниями, а объем финансирования в них составил 87 млрд руб.

«Ведомостям» не удалось получить комментарии компании «Хевел» по поводу роли «Роснано» в успешном развитии проекта. Телефоны «Усолье-Сибирский силикон», «Усольехимпром», «Пластик лоджик» были недоступны, а в «Лиотех-инновации» не ответили на запросы и звонки «Ведомостей». В «Роснаномединвесте» отказались от комментариев и предложили обратиться в пресс-службу «Роснано».

Какова отдача

Совокупная выручка когда-либо профинансированных «Роснано» или бывших в составе ее портфеля компаний составила в 2019 г. 445 млрд руб., следует из отчетности корпорации. В 2015 г. уровень был 341 млрд руб., т. е. рост за этот период составил 31%, тогда как отрасль в целом выросла на 58%, в 2 раза быстрее.

Зато спад выручки в 2020 г. у компаний «Роснано» был заметнее - он упал на 33% ниже уровня четырехлетней давности, до 297 млрд руб. Это в 2 раза меньше, чем предусматривала стратегия развития до 2020 г.

По итогам первой половины 2021 г. выручка компаний «Роснано» составила 161 млрд руб., а за весь год будет около 320-325 млрд руб., говорит знакомый с положением дел в корпорации источник «Ведомостей». Прирост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составляет 7,2%. По словам собеседника, наноиндустрия в этом году восстанавливалась существенно быстрее: за первое полугодие объем продаж достиг 1,13 млрд руб., что на 32% больше периода прошлого года.

В итоге компании «Роснано» в последние годы играли все менее заметную роль. Если в 2019 г. их доля в наноиндустрии была 22%, в 2020 г. - 17%, то сейчас - 14%, следует из отчетности компании.

Вторая особенность: две трети продукции наноиндустрии - это не сами нанотовары, а те, в производстве которых хоть как-то используются нанотехнологии. Только 8% - это первичная нанотехнологическая продукция, следует из справочника наноиндустрии.

В-третьих, 48% продукции наноидустрии относится к нефтяной отрасли, еще 20% - химия и 19% - металлургия. Доля высокотехнологичных сфер, например машиностроения и других, меньше 10%, следует из данных Росстата.

Под портфельными компаниями «Роснано» часто имеются в виду те, в чьем капитале или поддержке которых когда-либо поучаствовал институт развития. В 2014 г. «Роснано» приобрела 5,5% Трубной металлургической компании (ТМК) и вложилась в совместный проект по изготовлению труб с использованием нанотехнологий. В 2020 г. выручка ТМК по РСБУ составила 199 млрд руб. В 2022 г. компания планировала довести долю высокотехнологичной продукции до 50%.

Среди других непрофильных портфельных активов «Роснано» Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ), АО «Газпром-нефть-ОНПЗ». Без их учета вся выручка портфельных компаний «Роснано» была в 2019 г. не 445 млрд, а максимум 110 млрд руб., оценили «Ведомости» по данным отчетности компаний, просуммировав выручку остальных портфельных компаний.

Выручка 45 российских компаний с участием «Роснано» на данный момент (без учета иностранных и тех, по кому нет данных отчетности) составляет всего 19 млрд руб., следует из данных компаний за допандемийный год, представленных в СПАРК. В «Роснано» вклад конкретных компаний в выручку не раскрывают. Затруднился рассказать о нем и один из составителей справочника наноиндустрии заведующий отделом исследований результативности научно-технической деятельности ВШЭ Константин Фурсов, отметив, что этой частью подготовки сборника занимались в корпорации.

О недостаточных успехах говорит и низкая востребованность продукции компаний за рубежом. Например, экспортная выручка «Роснано» - всего 17%, тогда как по отрасли в целом - 23%, следует из данных отчета «Роснано».

Прежний руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс (покинул компанию в 2020 г.) неоднократно подчеркивал, что у инвесторов должно быть право на риск: часть венчурных инвестиций выстреливает, а часть проваливается - и это нормально. «Есть очень хорошие проекты, есть провальные, которые уже под списание, есть 15-20 слабеньких, которые на грани. Солнечная и ветроэнергетика у них действительно выстрелила», - отмечает бывший член совета директоров «Роснано» в беседе с «Ведомостями».

Среди топ-20 крупнейших по финансированию проектов «Роснано» три закончились банкротством или ликвидированы, а еще девять убыточны. Без учета ТМК и ЧТПЗ их общий убыток составил почти 6 млрд руб. в 2020 г.

Ставка не сыграла

В целом ставка на нанотехнологии не оправдалась ни в России, ни в США, ни в других странах, говорит директор Института менеджмента инноваций Высшей школы бизнеса ВШЭ Дан Медовников. «Государство же было последовательным: раз получили деньги на нанотехнологии, то ими и занимайтесь», - отмечает эксперт.

Независимая экспертиза инновационных проектов помогла бы достоверно оценить риски, но она в России неразвита, считает директор Центра исследований структурной политики ВШЭ и бывший заместитель гендиректора Российского научного фонда Юрий Симачев.

В результате у «Роснано» оказался сложный портфель. При этом последние 10 лет корпорации приходилось финансировать свои инвестиции за счет долгового финансирования. «Это безумие на венчурном рынке», - подчеркивает бывший член совета директоров «Роснано». Минфин отказывал в докапитализации, а проценты, особенно после 2014 г., были такие, что на обслуживание долгов шло больше, чем отдача от инвестиций. «Банки хорошо заработали на «Роснано», - говорит бывший топ-менеджер корпорации. Близкий к прежнему руководству корпорации собеседник назвал сумму в 100 млрд руб.

«Роснано» создавался как институт для развития целых индустрий со сроком окупаемости в десятилетия, говорит собеседник «Ведомостей», знакомый с ситуацией в корпорации. Но у кредитов и облигационных займов цикл гораздо короче.

Кейс «Роснано» в целом аналогичен тем проблемам, которые возникли в свое время у Российской венчурной компании: структура вкладывала очень серьезные по меркам венчурного рынка деньги в довольно узкий пул проектов, отметил в разговоре с «Ведомостями» один из крупных венчурных инвесторов. Профессиональные игроки распределяют свои вложения по огромной массе стартапов - у «Роснано» должно было быть не 100 проектов, а 10 000, считает он.

Наконец, в 2020 г. эти неблагоприятные факторы усугубили пандемия и спровоцированный ею спад в экономике, добавляет Симачев.

Кризис ликвидности

Краткосрочная задолженность по кредитам и займам, которую должны выплатить в течение года, к концу сентября 2021 г. выросла у «Роснано» в 3 раза - с 5,1 млрд до 16,1 млрд руб. Получаемой прибыли явно недостаточно для покрытия таких долгов: прежний год был рекордно убыточным. Тем не менее раньше банки рассчитывали, что государство все равно покроет долги.

«Банки вкладывались в такие ценные бумаги, потому что существовало такое понятие, как квазигосударственная облигация, ценная бумага, компания, т. е. считалось, что, если что, всегда придет государство и спасет такую компанию. Но этот пример показал, что, увы, это не так. Считалось, что такая компания обладает более высоким уровнем надежности, чем какая-то частная», - говорит руководитель блока инвестпродуктов «Открытие брокер» Антон Шабанов. Самым безопасным инструментом считаются депозиты и облигации федерального займа, вслед за ними идут региональные и квазисуверенные обязательства - именно к последним относятся бумаги «Роснано», согласен директор по инвестициям ИК «Локо-инвест» Дмитрий Полевой. Фактор господдержки формирует, возможно, избыточный уровень доверия к устойчивости компаний.

Без дополнительного финансирования со стороны государства или иных источников «в обозримом будущем <...> обязательства корпорации, включая затраты на их обслуживание, могут не быть обеспечены активами», говорилось в отчете за полугодие в августе 2021 г. Если такого финансирования не будет, возникает неопределенность, «которая может вызвать значительные сомнения в способности группы продолжать свою деятельность непрерывно», вторили аудиторы.

19 ноября торги на Московской бирже по облигациям «Роснано» приостановили. «Накопленный непропорциональный долг и текущая финансовая модель общества требуют корректировок», - говорилось в сообщении «Роснано».

На Московской бирже торгуется девять выпусков облигаций «Роснано» общим объемом 71,5 млрд руб. Когда биржа в понедельник возобновила торги бондами, котировки облигаций корпорации снизились (в зависимости от выпуска, по двум выпускам биржа данные не публикует) на 6-22%. Самый жесткий удар испытали на себе бонды, которые «Роснано» должна погасить уже 1 декабря. В моменте бумаги торговались по 86% от номинала. На торгах 24 ноября, когда Минфин заявил, что дефолта по облигациям с госгарантиями не будет, котировки наверстали потери.

Что будет дальше

«Линия на полное ублажение кредиторов неправильна, потому что в противном случае логика, что, в случае чего, государство выручит свою компанию, будет [включаться] каждый раз», - уверен Симачев. Лучшим вариантом было бы компромиссное решение путем реструктуризации долга или отсрочек.

Рынок реагирует избыточно, но поддержка точно будет, потому как даже краткосрочно убытки государства от повышения стоимости заимствования аналогичными госкомпаниями в случае жесткой реструктуризации «Роснано» многократно превысят объем требуемого финансирования для нормализации работы «Роснано», говорит собеседник «Ведомостей», знакомый с ситуацией в «Роснано».

Кейс «Роснано» важен для рынка в целом. Хотя пока с компанией ничего не произошло, рынок уже пересматривает кредитный риск и адекватность оценки не только всех квазикорпоративных заемщиков, но и чисто корпоративных бумаг: чтобы снизить риски портфеля, инвесторы продают бумаги с убытком, говорит Полевой.

В «Роснано», Минфине, ВЭБе и правительстве на момент подписания номера в печать не ответили на запрос «Ведомостей». Представитель Чубайса от комментариев воздержался.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы