Чёрный Глазго

Решения климатического саммита в Глазго оказались позитивными для угольной индустрии
16.11.2021
Илья Лакстыгал, Василий Милькин

Акции китайских, индийских и австралийских угольных компаний на фоне опубликованного 13 ноября Климатического пакта Глазго (Glasgow Climate Pact.), где говорится о «поэтапном сокращении» использования угля, упали незначительно. Акции крупнейших угледобывающих компаний КНР - China Shenhua Energy (самый большой производитель из зарегистрированных в материковом Китае) и Yanzhou Coal, торгующихся на бирже в Гонконге, упали 15 ноября на 1 и 3% соответственно.

На континентальной Шанхайской бирже они упали примерно на 1%. Южнокорейские угольные компании, зарегистрированные в Сеуле, KEPCO, LX International и Doosan Heavy на Корейской бирже потеряли за сессию 15 ноября 1-2%. Акции австралийской компании Whitehaven Coal на Австралийской фондовой бирже упали примерно на 2%, а New Hope Coal - на 1%. Наконец, акции Coal India на Национальной бирже Индии потеряли 15 ноября 3%.

На Московской бирже акции «Распадской» 15 ноября подешевели лишь на 0,038% до 424,7 руб., а «Мечела» - выросли на 1,38% до 145,68 руб.

Таким образом, рынок позитивно оценил принятую 13 ноября декларацию климатического саммита ООН COP26 в Глазго. В документе говорилось о «поэтапном сокращении» использования угля вместо анонсировавшейся более жесткой формулировки об «отказе» от этого топлива в будущем, говорят аналитики. Более жесткое решение конференции COP26, направленное на ухудшение условий деятельности угольных компаний, снижение их рентабельности или уменьшающее их потенциальный рынок сбыта, привело бы к сокращению свободного денежного потока компаний и, следовательно, более негативно сказалось бы на их стоимости, говорит управляющий директор сектора металлургии аналитического управления «Открытие Research» Даниил Каримов.

Котировки ведущих угольных компаний фактически отражают динамику спотового рынка, сказал управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. В связи с этим меры по расширению добычи в КНР, которые были объявлены до начала саммита в Глазго, уже привели к коррекции цен.

Добыча энергетического угля в Китае на прошлой неделе достигла максимума с начала года (11,93 млн т в день) - рост на 10% с сентябрьских значений. Для коксующегося угля пришли негативные данные по объемам производства стали в Китае - падение на 23% год к году в октябре. В результате 15 ноября фьючерсы на энергоуголь на товарной бирже Чжэнчжоу (ZCE) с поставкой в январе торговались на отметке 1002,20 юаня за 1 т ($157,04). Фьючерсы на энергоуголь FOB Newcastle на ту же дату торговались, по данным биржи ICE, а уровне $144 за 1 т (-2,2% к предыдущей сессии). Для сравнения: две последние недели октября аналогичные фьючерсы на энергетические угли стоили больше $177 за 1 т. Динамика акций угольных компаний сегодня больше связана со слабостью цен на уголь из-за предпринятых экстренных мер китайским правительством, говорит Виталий Громадин, управляющий активами «БКС мир инвестиций».

Саммит в Глазго судьбоносных новостей не принес и фактически лишь подтвердил всеобщее намерение отказаться от угля. При этом для ископаемого топлива были и позитивные новости. Например, Индия заявила об углеродной нейтральности лишь к 2070 г., а Китай - к 2060 г., сказал Гришунин. Велика вероятность, что нынешний энергокризис заставит пересмотреть отказ от угольной генерации. При таком раскладе хоронить угольную отрасль будет преждевременно, указывает эксперт.

В Глазго окончательное решение по углю оказалось более позитивным для индустрии, чем ожидалось, так как полного отказа от угольной электроэнергетики не планируется, говорит Громадин. Индия и Китай будут стараться снизить объемы потребления, но с учетом хронической недоинвестированности в добычу цены на уголь могут и дальше держаться на высоком уровне.

Давление на мировую угольную отрасль усиливается, особенно в развитых странах, где проекты по добыче угля не могут найти финансирование, сталкиваются с протестами активистов и блокировкой со стороны регуляторов, полагает Даниил Каримов из «Открытие Research». Аналогичная ситуация в развитых странах наблюдается и в отношении угольной генерации.

Тем не менее нельзя сказать, что данные процессы развиваются с одинаковой скоростью во всех регионах мира, продолжает он. Особенно высок уровень неопределенности в отношении перспектив угля Юго-Восточной Азии и Китая. Несмотря на то что многие страны в Азии официально поддерживают тренд на выход из угля, 90% угольных ТЭС проектируются именно в этом регионе. Уже сейчас этот регион обеспечивает около 72% всех действующих мощностей.

Помимо этого не стоит забывать, что полноценный выход из угольной генерации будет дорогим не только с точки зрения перспектив стоимости электроэнергии, но также потребует остановки угольных ТЭС, которые еще не успели окупить инвестиционные расходы в полной мере, продолжает Каримов. Порядка 700 ГВт угольной генерации моложе 10 лет, еще 600 ГВт построены менее 20 лет назад. Обе указанные группы в значительной степени состоят из мощностей, работающих на энергоблоках на ультрасверхкритических параметрах. Это потребовало более высоких капитальных затрат, но сделало их менее вредными. Предполагается, что переход от докритических параметров на ультрасверхкритические в масштабах всей отрасли позволяет сократить выбросы СО2 (при прочих равных) на 19%, а дальнейшее повышение параметров до продвинутых ультрасверхкритических позволяет сократить выбросы на 30%, говорит эксперт.

Угольная отрасль России, безусловно, столкнется со сложностями на фоне глобального стремления выйти из угля в долгосрочной перспективе, однако в среднесрочной перспективе российские угольные компании могут стать бенефициарами высоких цен на этот энергоноситель, указывает Каримов.

Давление на производителей угля усиливается, что может привести к более быстрым темпам снижения предложения угля по сравнению со снижением потребления. В этих условиях российские угольные компании могут занять нишу, если будет возможность вывезти уголь (транспортные мощности).

Следует ли ожидать падения стоимости акций глобальных игроков отрасли, таких как Vale и BHP, задается вопросом Каримов. Крупнейшие горнодобывающие компании осознают, что растущие ESG-требования со стороны инвесторов, банков и других стейкхолдеров будут оказывать значительное влияние на их проекты развития, рыночные позиции, производственные показатели, поэтому эти компании выстраивают свои стратегии с учетом новых условий мировой экономики. При этом стратегии могут существенно отличаться. Например, в отличие от многих крупных игроков Glencore продолжает консолидировать наиболее привлекательные угольные активы на рынке, рассчитывая на определенный потенциал отрасли в перспективе. В то же время многие горнодобывающие компании рассматривают вариант выделения угольного сегмента своего бизнеса в отдельные компании - например, Anglo American. Другие компании стараются полностью выйти из угля и стремятся продать свои активы в этом сегменте - это BHP Group.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы