$17 трлн в нефть

Сечин предупредил о рисках недоинвестирования нефтегаза
07.06.2021
Анна Подлинова

Сокращение финансирования отрасли может привести к дефициту углеводородов и росту цен

Мир может столкнуться с острым дефицитом нефти и газа из-за недоинвестирования нефтегазовой отрасли, которое складывается в связи с тенденцией к энергопереходу и отказом от традиционных ресурсов в пользу альтернативной и возобновляемой энергетики.

Об этом заявил главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на энергетической панели в рамках ПМЭФа. Только для поддержания текущего уровня добычи необходимо порядка $17 трлн до 2040 г., сказал Сечин. Мировая добыча нефти в 2020 г. составляла 93,9 млн барр./сутки. При этом, по словам Сечина, долгосрочная стабильность поставок нефти находится в зоне риска из-за требований полностью отказаться от инвестиций в нефтегазовый сектор со стороны различных стейкхолдеров.

Для достижения углеродной нейтральности к 2050 г. миру необходимо отказаться от инвестирования в нефтегазовые проекты уже сейчас, следует из доклада Международного энергетического агентства (МЭА). При этом крупнейшие фонды уже на протяжении нескольких лет резко сокращают или вообще прекращают свои инвестиции в углеводородные проекты: например, государственный пенсионный фонд Норвегии (крупнейший суверенный фонд в мире) продал все активы, связанные с нефтегазовой отраслью.

Дания, крупнейший производитель нефти в Евросоюзе, в конце 2020 г. приняла решение больше не выдавать лицензии на разведку месторождений нефти и газа в Северном море и отказаться от добычи к 2050 г. «Все, что касается генерации зеленой, - это здорово, а все, что касается ископаемого топлива, - это все плохо, это стигматизируется, - отметил на энергетической панели руководитель департамента аналитических исследований в России Bank of America Merrill Lynch Карен Костанян. - Я вижу, что инвесторы даже не хотят иногда встречаться. Я даже подумал сначала, что это со мной какие-то проблемы, а потом понял, что на самом деле это просто тенденция такая».

«Слишком быстрый энергетический переход, к которому призывают некоторые экологи и политики, во-первых, требует внедрения возобновляемых источников энергии (ВИЭ) нереалистично высокими темпами, а во-вторых, сталкивается с проблемой хранения, обеспечения надежности и стабильности генерации», - подчеркнул Сечин. По его словам, мировая энергетика должна развиваться сбалансированно, недопустимо опираться только на альтернативную генерацию.

Зеленая энергетика по-прежнему нуждается в субсидиях, создает дополнительную долговую нагрузку, имеет более высокую совокупную стоимость, а также не дает гарантии по обеспечению бесперебойности, заявил глава «Роснефти».

«В настоящее время порядка 3000 ГВт приходится на ВИЭ. Но чтобы в 2050 г. достичь углеродной нейтральности, объем генерации необходимо нарастить до 27 000 ГВт. Для достижения этих целей производство солнечной энергии необходимо увеличить в 20 раз, а ветрогенерацию - в 11 уже к 2030 г.», - отметил в своем выступлении на энергетической панели главный исполнительный директор Glencore Айван Глазенберг. При этом, по оценкам МЭА, в 2050 г. около половины разрабатываемых сейчас технологий низкоуглеродной энергетики будет находиться на стадии прототипов и пилотных проектов. Даже к 2070 г. 30% технологий все еще будут требовать доработки для ввода в коммерческую эксплуатацию и, следовательно, все новых и новых инвестиций, отметил Сечин. «Несмотря на это, продолжает усиливаться регуляторное давление, а также давление со стороны экологических активистов на традиционную энергетику», - сказал он. Таким образом, происходит перекладывание затрат субсидируемой зеленой энергетики на нефтегазовый сектор.

По данным МЭА, нефтегазовая отрасль начиная с 2015 г. неуклонно теряет инвестиции, напоминает аналитик по товарным рынкам «Открытие брокера» Оксана Лукичева. С 2015 по 2020 г. падение инвестиций в нефть и газ в мире составило более 40%. Апогеем стал 2020 год, за который инвестиции сократились на 30%, подчеркивает она. В среднем за последние годы (2015-2019) объем инвестиций в добычу нефти и газа ежегодно составлял около $503 млрд, говорит она. В 2021 г. объем инвестиций ожидается на уровне $351 млрд, указывает Лукичева.

По словам главного исполнительного директора Trafigura Джереми Вейра, чтобы не создать барьеры экономическому росту, особенно для развивающихся стран, потребуется обеспечить бесперебойный доступ к дешевым энергоносителям, в том числе углеводородам, еще долгие годы. «Давайте подумаем <...> на сколько увеличится потребление через 10 лет, если мы уже сегодня меняем мобильные телефоны каждый год? <...> Очевидно, что к 2050 г. мировая экономика будет в 2-3 раза больше», - отметил в своем докладе Костанян. По его словам, при низком уровне инвестиций в нефтегазовый сектор через 5-10 лет отрасль выйдет к определенному пику, за которым может последовать кризис.

Сокращение инвестиций в нефтегазовую отрасль, которое приведет к дефициту углеводородов, может закончиться ростом цен на энергоносители, следует из выступления Глазенберга. Он привел в пример ситуацию на рынке угля: из-за отказа от инвестиций в отрасль и повсеместного сворачивания проектов в апреле прошлого года стоимость угля поднялась с $50 до $125 за 1 т. «Иногда мир ставит цели, не осознавая последствий», - отметил Глазенберг.

Естественно, для мировой нефтегазовой промышленности потеря инвестирования неприемлема, так как она приведет к резкому дефициту, который будет сложно восполнить даже с учетом текущего избытка производственных мощностей в ОПЕК+, говорит Лукичева. ВИЭ - энергетика прерывного цикла, она обязательно должна сочетаться с традиционной стабильной энергетикой, чтобы обеспечивать надежность работы, заключает аналитик.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы