"Мы Россию всю сделаем электрической..."

Алексей Волынец - о Глебе Кржижановском, человеке, чьим наследием пользуемся мы все ежедневно и ежечасно
24.01.2022

Многое началось на окраине имперской столицы, в доме №12 по улице Кабинетской. Сегодня это улица Правды почти в центре Петербурга. Забавно, что и сейчас в цокольном этаже дома есть пивбар - но точно так же и 129 лет назад, в 1893 году, первый этаж занимала "портерная", как в ту эпоху именовали небольшие пивные магазины и распивочные. Неизвестно, пил ли там пиво Ленин, но в сам дом №12 он тогда приходил неоднократно - квартиру, точнее, комнату здесь снимали сестры Невзоровы. Подругой юных студенток была Надежда Крупская, будущая жена создателя Советского государства.

В ту же квартиру на Кабинетской, 12 часто захаживал Глеб Кржижановский, студент Петербургского технологического института, - на пару лет моложе Ленина, он вскоре женится на одной из сестер Невзоровых. Счастливый брак продлится дольше полувека - и в те 50 с лишним лет, начавшихся над "портерной" в доме по Кабинетской, уместится очень многое. Тюрьма и ссылка, коммерческий успех и пролетарская революция, взлет к вершинам власти и скрытый конфликт с этой вершиной. Но начнем по порядку, с рождения героя, переместившись от берегов Невы к берегам Волги.

"На первый взгляд он не импонировал..."

Глеб Максимилианович Кржижановский родился 24 января (по новому стилю) 1872 года в Самаре. По законам Российской империи ребенок был "незаконнорожденный" - родители не венчались в церкви. При этом Глеб был сыном многонациональной империи: отец Максимилиан - потомок обрусевших поляков, мать Эльвира - из обрусевших немцев. Глеб в итоге вырос русским, в центре России на Волге. Большая часть его детства и юности прошла среди простых крестьян в селе Царевщина под Самарой - так было дешевле, ведь в четыре года незаконнорожденный мальчик остался сиротой. Отец умер, и матери пришлось одной растить двоих детей: Глеба и его младшую сестру.

"Несомненно, что очень многое из того, что руководило и руководит всей моей жизнью, дано было мне моей матерью, - писал позднее Глеб Кржижановский в автобиографии. - Трудная борьба за существование с ранних лет создала между мною и ею крепкую спайку. Мать была прямой, глубоко честный и энергичный человек, но не имела никакого специального образования и поэтому с большим трудом боролась за наше существование. Вспоминаю, что с 8 лет я уже отдавал себе ясный отчет о заботах и огорчениях матери. С 13 лет пришлось давать уроки..."

Отдать ребенка в гимназию средств не было, Глеб посещал "реальное училище" - отличная учеба давала возможность получать в нем образование бесплатно. Чтобы помочь матери, еще подростком начал сам подрабатывать, как бы сейчас сказали, репетитором. В 17 лет, окончив с отличием училище, Кржижановский поступает в Петербургский технологический институт (ныне Петербургский государственный технический университет). Поступает по конкурсу, набрав на вступительных экзаменах максимальный балл - т.е. добивается возможности учиться бесплатно.

Именно в стенах Техноложки - этим прозвищем технический институт именовали и в XIX веке, именуют и сегодня - Глеб Кржижановский увлекся не только химией с физикой, но и оппозиционной политикой. Впрочем, его политические воззрения видны даже в юношеских стихах, тогда Глеб писал их часто:

Гранит Невы, дворцов роскошный строй,
чванливая толпа широких тротуаров -
какой контраст с суровой нищетой
окраин жалких и сырых подвалов...

Осенью 1893 года Глеб Кржижановский знакомится с молодым Владимиром Ульяновым, человеком, который изменит судьбу не только молодого студента, но и всей России, а во многом и судьбу всего мира в надвигавшемся XX веке. "На первый взгляд он не импонировал... - вспоминал позднее Кржижановский. - Начнем хотя бы с простой скромной внешности. Его невысокая фигура в обычном картузике легко могла затеряться, не бросаясь в глаза, в любом фабричном квартале. Смуглое лицо с несколько восточным оттенком - вот почти все, что можно сказать о его внешнем облике. С такой же легкостью, приодевшись в какой-нибудь армячок, он мог затеряться в любой толпе волжских крестьян..."

"За лучший мир, за святую свободу..."

Новый знакомый оказался решительным, способным увлечь за собой. Вскоре вместе с Ульяновым выпускник Технологического института Кржижановский становится одним из создателей "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" - нелегальной организации социал-демократов, сторонников революционного марксизма. "Союз" ведет агитацию, организует забастовки рабочих, распространяет листовки. Готовились выпустить первый номер нелегальной газеты, но в одну декабрьскую ночь 1895 года столичная полиция арестует шесть десятков членов "Союза", включая Владимира Ульянова и Глеба Кржижановского.


Глеб Кржижановский (второй слева) и Владимир Ленин (в центре) с членами "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", 1897 год
© Репродукция Фотохроники ТАСС

У героя нашего рассказа в подпольном "Союзе борьбы за освобождение рабочего класса" была конспиративная кличка, довольно забавная, - Суслик. Владимир Ульянов, тогда еще не придумавший псевдоним Ленин, находясь в одиночной камере, отправил на волю записку с просьбой найти ему книгу известного зоолога Альфреда Брема "О мелких грызунах". Полиция, не разобравшись, записку пропустила - с воли Ульянову ответили, что книги о грызунах у них нет. Так будущий Ленин понял, что Кржижановский-Суслик тоже арестован.

Почти два года Суслик проведет в тюрьме, затем на три года будет сослан в Сибирь. По дороге за Урал, находясь на пересылке в московской Бутырской тюрьме, заключенный Кржижановский переведет на русский язык популярную среди польских революционеров песню "Варшавянка". Сегодня эти строки почти забыты, но в первой половине XX столетия они были очень популярны в России:

Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас еще судьбы безвестные ждут.
Но мы подымем гордо и смело
Знамя борьбы за рабочее дело,
Знамя великой борьбы всех народов
За лучший мир, за святую свободу.

"За лучший мир, за святую свободу..." - Глеб Кржижановский был абсолютно искренен в убеждениях. Ту же идеологию революционного марксизма разделяла и его невеста Зинаида Невзорова. В ссылке, в селе Тесь (ныне Минусинский район Красноярского края), они официально стали мужем и женой, венчались в маленькой местной церкви.

В 60 верстах к югу, в селе Шушенском, тогда же отбывал ссылку Владимир Ульянов. Там он, подобно Кржижановскому и его невесте, венчается с Надеждой Крупской. Там же навсегда изберет псевдоним, под которым станет известен всему миру, - Ленин.

Кстати, Владимир - уже не Ульянов, а Ленин - хотел быть гостем на свадьбе своего товарища и друга, но приехать из Шушенского в не столь дальнюю Тесь ему не разрешила полиция. Стоит подчеркнуть, что, по отзывам современников, Глеб Кржижановский был одним из немногих, кто для Ленина являлся не просто товарищем и политическим соратником, но был именно приятелем, другом.

Агент научно-технической революции

Ссылку Глеб заканчивал, - спасибо высшему техническому образованию - работая железнодорожником на станции с говорящим названием Тайга (ныне одноименный город в Кемеровской области). Именно там, посреди тайги в кавычках и без, он встретил первый год XX века.

И после ссылки Кржижановский не оставил революционную деятельность. Он постоянно поддерживал нелегальную связь с Лениным. Работая инженером-железнодорожником сначала в родной Самаре, потом в Киеве, создал в этих городах "искровские центры" для распространения по России нелегальной газеты социал-демократов "Искра". В годы Первой русской революции Кржижановский столь же нелегально перебрался в Петербург (как бывшему ссыльному ему было запрещено жить в столице). С Лениным они вновь встретились уже не на Кабинетской улице, а в квартире Максима Горького. В разгар революционных потрясений и баррикадных боев бывший студент-отличник Технологического института писал под псевдонимом революционные статьи и пытался изготовлять самодельные бомбы.

Впрочем, у Глеба Кржижановского в то же время родилась еще одна страсть помимо революционной - увлечение электричеством. В 1909 году выходит его первая научная работа "О природе электрического тока". Если социальная революция тогда не удалась, то научно-техническая революция вполне успешно изменяла окружающий его мир. Именно тогда электричество окончательно и бесповоротно покоряет города и промышленность - жизнь большинства крестьянского населения страны еще бесконечно далека от электроэнергии, но городские центры уже не могут без лампочек и проводов.

На гребне этой технической революции бывший ссыльный оппозиционер быстро делает впечатляющую карьеру. Кржижановский действительно отлично учился в Технологическом институте, он был весьма грамотным инженером в ту эпоху, когда большинство в стране еще не умели читать. Поэтому, начав скромным монтером, буквально за несколько лет Глеб становится крупным руководителем в столичном "Обществе электрического освещения", развивавшем кабельные сети Петербурга.

С 1910 года он заведует всей электросетью Москвы, занимается строительством первой подмосковной электростанции. Руководит проектированием единой электрической энергосистемы, замкнутой на новую станцию, работающую не на привозном угле, а на местном торфе, дешевом и доступном топливе из болот вокруг Москвы.


Строительство Каширской ГРЭС в Московской области, 1920 год
© Репродукция Фотохроники ТАСС

Промышленное электричество - это еще и большие деньги. Накануне Первой мировой войны Глеб Кржижановский уже всеми уважаемый зажиточный инженер, крупный менеджер. Живет в большой квартире в центре Москвы на Садовнической улице. Однако секретная записка Московского охранного отделения (царской политической полиции) в те годы сообщает: "По агентурным сведениям, Кржижановский состоял членом первого Центрального Комитета РСДРП и ведет на этой почве партийную переписку. В последнее время он как бы отстранился от работы, но при желании может явиться одним из тех лиц, кои могли бы восстановить партийную работу... Состоя инженером станции Общества электрического освещения, принимает на службу социал-демократов, которые, получая место для заработка, немедленно принимаются за пропаганду идей среди рабочих..."

"У нас не хватает спецов с размахом..."

Обе революции 1917 года Кржижановский встретил в Москве на посту директора акционерного общества "Электропередача". Летом того бурного года, когда к социальным и военным потрясениям добавились экономические, Глеб Максимилианович с трудом выбил из Временного правительства два миллиона рублей на завершение строительства подмосковной электростанции, от которой тогда зависело снабжение светом всех москвичей и всех московских улиц. Огромную по тем временам сумму ему пришлось самому везти в чемодане до городка Богородск (ныне Ногинск) в полусотне верст от Москвы.

В октябре 1917 года Кржижановский поддержал своих старых товарищей большевиков. В ходе развернувшихся в Москве уличных боев, когда сторонники Ленина сражались против сторонников Временного правительства, именно он сыграл одну из ключевых ролей - отключил электричество в Кремле, где заняли оборону противники большевиков. Но все последующие годы Гражданской войны, разодравшей страну, прошли вдалеке от инженера Кржижановского. Он занимался электрохозяйством Москвы, поддерживать которое в разгар междоусобицы становилось все труднее.

С Владимиром Лениным, приятелем юности, Глеб вновь встретился весной 1918 года. Они не виделись десяток лет и теперь уже общались на "Вы", по имени-отчеству, впрочем, сохраняя не только политическую, но и личную симпатию. На исходе 1919 года в Кремле состоялся их разговор о перспективах электрификации всей страны. Итогом стала напечатанная в "Правде", главной газете Советской страны, в январе 1920 года статья Кржижановского "Задачи электрификации промышленности".

Вскоре глава Советского государства писал своему другу юности: "Статью получил и прочел. Великолепно. Нужен ряд таких. У нас не хватает как раз спецов с размахом... Надо сейчас наглядно, популярно для массы увлечь ясной и яркой (вполне научной в основе) перспективой: за работу и в 10-20 лет мы Россию всю, и промышленную и земледельческую, сделаем электрической... Позвоните мне, пожалуйста, по телефону, получив это письмо, и мы поговорим".

Так родился замысел, который в советское время знали почти все под названием "План ГОЭЛРО". Созданная в духе той эпохи аббревиатура означала "Государственная комиссия по электрификации России". Председателем госкомиссии стал Кржижановский, вскоре к работе он привлек почти две сотни ученых самых разных направлений - для многих из них работа в комиссии стала спасением от голода в разгар Гражданской войны и разрухи.


Глеб Кржижановский (второй слева) с членами комиссии ГОЭЛРО, 1920 год
© Александр Грибовский/ТАСС

Удивительно, но все перспективные планы, задуманные Лениным и Кржижановским, возникли на пике военных и экономических кризисов, когда судьба советской власти висела на волоске, а многие части страны были отрезаны линиями фронтов. Но уже в конце 1920 года, на съезде советов, план Кржижановского принимают как государственную программу. Выступая 23 декабря перед делегатами, бывший студент Техноложки с подпольной кличкой Суслик дает подробный, полный технических деталей план по развитию отечественной электроэнергетики.

Однако нам сегодня будут интереснее не ушедшие в прошлое экономические и технические подробности с цифрами, а то, как Глеб Кржижановский в принципе понимал будущую социалистическую экономику и роль электричества в ней. Поэтому стоит процитировать вводную часть его доклада, прозвучавшего 101 год назад: "Благодаря электричеству возможен подход к такому господству над силами природы, к созданию таких могучих производственных центров, которые уже не мирятся с частной собственностью. Там, где идет вопрос о том, чтобы громадные реки заковать в каменные одежды и построить такие станции, которые будут влиять на жизнь целых районов страны, где дело идет о хозяйственном объединении этих районов в целостное народное хозяйство, - там собственническая грань не может не мешать. Сам институт частной собственности не позволяет подойти к использованию природных ресурсов в той мере, как того требуют наука и техника, переходящие на службу всему народу... Страна, стряхнувшая гнет частной собственности, получает возможность свободного подхода к источникам природной энергии и может не считаться в своих проектах и планах с прихотливой игрой частных интересов. Ошибочно и, более того, преступно было бы не использовать это наше преимущество в предстоящей нам трудной борьбе на экономическом фронте".

"Люди проходят, как тени, но дела этих людей остаются, как скалы..."

Глеб Кржижановский, продвинутый технократ, но с юности склонный к лирическому стихосложению, явно был хорошим оратором. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть финальные строки его доклада съезду об электрификации: "Если нам удастся осуществить намеченный проект, то это будет означать, что в наших силовых электрических установках мы будем иметь мощность равносильную по своему механическому значению работе 15-миллионной армии труда... Таким образом мы будем лечить ужасные раны войны. Нам не вернуть наших погибших братьев и им не придется воспользоваться благами электрической энергии. Но да послужит нам утешением, что эти жертвы не напрасны, что мы переживаем такие великие дни, в которые люди проходят, как тени, но дела этих людей остаются, как скалы".

Едва ли Кржижановский в декабре 1920 года предвидел это, но Ленину действительно не пришлось застать плоды их совместного "Плана ГОЭЛРО". Владимир Ульянов был старше Глеба всего на два года, но Кржижановскому довелось пережить товарища на долгих 35 лет. После смерти друга юности и отца-основателя Советского государства Глеб Максимилианович возглавлял Госплан СССР. Пост был не случаен - глобальное планирование экономики неизбежно опиралось на планирование и развитие энергетики, прежде всего электроэнергетики.

Накануне революции 1917 года Российская империя почти в десять раз отставала от США в производстве электроэнергии. Во многом благодаря работе Кржижановского уже к 1935 году по производству электроэнергии Советский Союз занял второе место в Европе и третье в мире. Более того, даже современная электроэнергетика Российской Федерации и ряда соседних постсоветских государств во многом растет из задела "Плана ГОЭЛРО".

Сам Глеб Максимилианович увидел плоды личных трудов лишь частично. В 30-е годы минувшего века он ушел с вершин власти. Ряд историков обосновывают это тем, что друг Ленина не сработался с новым вождем. Действительно, у команды Сталина имелись расхождения и рабочие споры с Кржижановским о том, насколько должны быть жесткими рамки планирования в ходе индустриализации. Однако имелся и фактор, больше подвластный природе, чем политике, - в 30-е годы Кржижановский разменял седьмой десяток лет. В его эпоху то был уже вполне старческий возраст.

Впрочем, Глеб Максимилианович ушел на покой отнюдь не полностью. Долгие годы он возглавлял организованный им же Энергетический институт Академии наук. Это НИИ, сегодня носящее имя Кржижановского, и в XXI веке продолжает работу на благо страны - институт является главным разработчиком стратегии развития электроэнергетики России.

В годы Великой Отечественной войны Кржижановский был в эвакуации в Казани. Но 70-летний старик не остался в стороне от нужд страны - возглавил республиканский отдел энергетики. В Татарскую АССР тогда были эвакуированы многие предприятия, требовалась дополнительная энергия, и трудами Кржижановского за годы войны выработка электричества в республике была удвоена.


Глеб Кржижановский, 1951 год
© Сергей Иванов-Аллилуев/ТАСС

В 1957 году под руководством 85-летнего Кржижановского его Энергетический институт занялся научными исследованиями по созданию единой энергетической системы в масштабах всей страны. Спустя два года Глеб Максимилианович ушел из жизни. Как одного из первых соратников Ленина его похоронили на Красной площади, замуровав урну с прахом в Кремлевской стене.

Сегодня, спустя 150 лет со дня рождения этого человека, стоит вспомнить, что с плодами его трудов мы в России сталкиваемся постоянно, ежедневно и ежечасно, даже просто щелкая в квартире электрическим выключателем. И даже сейчас, читая эти электронные строки, ты, уважаемый читатель, используешь в том числе и наследие Глеба Кржижановского.

Источник: Тасс

Читайте другие наши материалы