Энерговектор
О насНовостиНаука и технологииСтратегияАрхив

Шёлковый путь к ВИЭ

16.09.2016, Стивен Либ, американский экономист, автор нескольких книг по экономике и инвестициям
В Китае понимают, что для освоения возобновляемых источников энергии миру понадобится огромное количество природных ресурсов

В мире происходит много событий, которые проходят мимо внимания широкой прессы. Если говорить о рынке нефти, то драматическое падение цены – без преувеличения, крах и пожар – произошли не на пустом месте. Между 2011 и 2014 гг. цена держалась на уровне 100 долл. за баррель, а после 2014 г. практически все страны – основные производители нефти пошли вразнос. Возможно, впервые с Промышленной революции доходность нефтяного бизнеса оказалась под большим вопросом. Саудовская Аравия начала тратить валютные резервы, чтобы выполнить свои социальные обязательства и не допустить напряжения в обществе. То же самое произошло практически во всех нефтедобывающих странах – от России до Кувейта. Никто не мог сбалансировать бюджета. И, конечно, в Соединённых Штатах сланцевые добывающие компании, полагающиеся на дорогой гидроразрыв пласта, начали нести убытки. Сложилась беспрецедентная ситуация: практически все теряют деньги, обеспечивая максимальные объёмы добычи. Это просто из ряда вон!

Сегодня мы видим, что, несмотря на избыток добычных мощностей, который был создан за 2011–2014 гг., на рынках снова аномалия. В том смысле, что прошедшей весной цена нефти слишком стремительно выросла, почти удвоилась. Меня это пугает. Если для снижения цены потребовались просто рекордные объёмы производства, то что же будет, когда спрос продолжит увеличиваться? Думаю, могут произойти весьма драматические события.

 

Иллюзорная мишень

Мне кажется, что, рассматривая нефтяной рынок, люди упускают много важных вещей. Среди аналитиков сложился консенсус насчёт того, почему саудиты решили наращивать производство: чтобы увеличить свою долю на рынке. Забрать долю пирога у американских сланцевых компаний? Да лет через пять их уже не будет на рынке – все рентабельные месторождения истощатся! В долговременной перспективе на графике мировой нефтедобычи американские сланцы дадут небольшой и ничего не значащий холмик. Саудитам не следовало бы пытаться уничтожить ещё одного производителя нефти, когда общий анализ ситуации говорит, что нефть скоро окажется в дефиците!

Я никогда не верил, что мотивы крупнейшего производителя сводятся к уничтожению американских сланцевых компаний. Потому что долговременные интересы Саудовской Аравии и других нефтедобывающих стран заключаются в том, чтобы сохранить здоровый рынок для своей продукции.

Я смотрю на объёмы импорта нефти Китаем. Да, в этой стране много проблем, фондовые рынки не в порядке, большая задолженность в банковской сфере и так далее. Однако у китайцев нет проблем со спросом на нефть: её поставки в Китай взлетают! Если посмотреть год от года, то прирост импорта такой же, каким он был, когда ВВП страны увеличивался двузначными числами. На мой взгляд, это поразительно. И это не случайность, потому что то же самое можно сказать насчёт меди, серебра и даже железной руды.

В отличие от «сланцевой революции», от которой народ посходил с ума, происходящее в Азии – серьёзный фактор. Китай медленно, но верно захватывает контроль над рынками нефти. Китайцы собирались запустить систему биржевой торговли на основе нового нефтяного эталона ещё осенью прошлого года. Но эти планы были отложены, вероятно, из-за болтанки на рынках. Однако для восточного менталитета год-другой не имеют большого значения. Китайцы мыслят десятилетиями. И в долгосрочном плане они собираются задавать цены для всего Азиатско-Тихоокеанского региона.

Китай наладит биржевую торговлю нефтью, будет устанавливать цены на новый эталонный сорт, который станет основным ориентиром для половины мира. Запуск торгов нефтью нового сорта назначен на текущий год. И если посмотреть на мотивы Саудовской Аравии с этой точки зрения, её ценовой демпинг начинает выглядеть гораздо более рациональным. Саудиты, похоже, пытаются обеспечить для своей нефти наибольшую долю в новом эталонном сорте. Потому что чем больший вес ты получишь в широко распространённом товаре, тем лучше ты преуспеешь. Вот что, на мой взгляд, происходит на рынке.

 

Перекос

Я думаю, что цена нефти вырастет самым драматическим образом. Потребность в нефти в Юго-Восточной Азии будет прирастать. Меня беспокоит, что для перехода от углеводородной энергетики к энергетике возобновляемой не хватит оставшихся легкодоступных нефтяных резервов.

Должен отдать должное Э. Ф. Шумахеру – великому интеллектуалу XX века. Он написал книгу «Малое – прекрасно: экономика, в которой люди имеют значение», где отметил достоинства малых систем. Несмотря на популистское название, книга содержит немало мудрых советов. Один из них, который я для себя извлёк, – оценивать реалистичность поставленных целей. Что я имею в виду? 17% населения Земли (развитые страны) сегодня контролируют около 80% её материального богатства. Это совершенно потрясающе! Если остальной мир, где лидирует Китай, попытается догнать развитые страны, ему нужно будет увеличить потребление материальных ресурсов примерно в четыре раза. Но планета не сможет этого обеспечить. Вы можете представить мир, где ежедневно добывается 320 млн баррелей нефти? Вы можете представить, чтобы производство серебра, которое проходит пик, выросло ещё в четыре раза? Нет, это нереально. Отсюда я заключаю, что весь мир – в беде, причём рынок нефти почувствует её первым.

Китай – это катализатор экономического роста в Юго-Восточной Азии и в других частях пока ещё неразвитого мира. И по мере его развития для цен большинства сырьевых товаров нет другого пути, кроме пути вверх.

 

Вместо нефти

Примерно каждая четвёртая публикация о Китае в экономических изданиях напирает на проблемы этой страны. Дескать, она уже на пороге распада. Однако мало кто отмечает, что в 2015 г. средняя зарплата в Китае выросла на 10%. А это – замечательный результат. Китай в огромных объёмах ввозит сырьевые товары и забивает склады – никелем, серебром, медью, другими металлами. Нужно ли говорить, насколько это важно? Как отметили аналитики агентства Bloomberg, на ближайшие пять лет миру для целей бурно развивающейся солнечной энергетики понадобится столько серебра, сколько добывается из недр за год. Очевидно, что складские запасы серебра будут убывать. А с 2020 г. начнётся реальный дефицит этого драгметалла.

Мы сможем преодолеть грядущую нехватку нефти только в том случае, если задействуем все источники возобновляемой энергии. Безотносительно антропогенного изменения климата, в которое, кстати, я не верю. По-моему, климат на планете становится холоднее, а не жарче. У нас будет заканчиваться нефть, и, с наибольшей вероятностью, мы должны будем опереться на солнечную, ветровую и гидроэнергию.

Следует учесть, что среди первичных энергоисточников в мире возобновляемая и атомная энергия составляют лишь около 17%. Чтобы уйти от нефти, нам нужно будет довести этот показатель до 50–60%. Именно электроэнергия, а не нефть должна обеспечивать наши потребности в транспорте. Нам нужно будет со временем электрифицировать не только автомобили, но и все железные дороги, а также морской и речной флот. Тем временем в производственной цепочке, необходимой для развития возобновляемой энергетики, на что бы вы ни посмотрели – графит, литий, редкоземельные металлы, кобальт, даже сталь, – везде нам грозит нехватка сырья. Но что ещё нужно для того, чтобы превратить ресурсы в оборудование для возобновляемой энергетики? Море нефти!

Железная руда, похоже, единственный сырьевой товар, который не окажется в дефиците. Однако залежи железной руды, к сожалению, неравномерно разбросаны по миру, а её доставка из таких стран, как Бразилия или Австралия, требует огромного количества флотского мазута.

 

На будущее

Какая страна лучше других подготовлена к переходу на возобновляемые источники? Однозначно, Китай! Это единственная страна, где существует полный цикл производства графита. Китайцы монополизировали мировое производство редкоземельных металлов (см. «Энерговектор», № 1/2015, с. 9. – Прим. ред.), они контролируют добычу кобальта и других редких металлов на своих шахтах в Африке. Честно говоря, меня это пугает.

Думаю, что китайцы отлично осознают, что нас ждёт, и готовятся к будущему. Напомню, что в древнекитайском трактате Суня Цзы «Искусство войны», посвящённом военной стратегии и политике, сказано, что военное искусство подразумевает обман противника. И я чистосердечно убеждён, что китайцы целенаправленно вводят Запад в заблуждение. Приведу лишь один факт. Для того, чтобы, фигурально говоря, построить новый Шёлковый путь, соединив между собой все части Востока, китайцы недавно учредили Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB). (После сообщений об успехах AIIB министр финансов США Джейкоб Лью заявил, что таким международным финансовым организациям, как Всемирный банк и МВФ, грозит потеря доверия. – Прим. ред.) Но мало кто знает, что существуют ещё два китайских инфраструктурных банка, причём один из них – Китайский банк развития – учреждён более 20 лет назад и по своим размерам превышает Мировой банк. Третий крупнейший инфраструктурный банк страны – «Эксим банк Китая». Суммарные инвестиции трёх банков в инфраструктуру по всей Юго-Восточной Азии и в других уголках мира составляют два триллиона долларов!

Изначально эта статья была опубликована в газете «Энерговектор» за июль 2016 г. здесь.



 

Редакция

Главный редактор: Иван Рогожкин
Консультант: Людмила Зимина
Корректор: Анатолий Печейкин
Дизайнер: Мария Хомутская
Руководитель проекта:
Максим Родионов

Контакты

Россия, 101000,
г. Москва, а/я 230.
Тел.: +7 (916) 422-95-19
Web-site: www.enegrovector.com
E-mail: oilru.com
facebook.com/energovector


©2011-2017. Ежемесячная газета «Энерговектор». Все права защищены.