Позиция «Роснефти» дискредитирует отрасль

25.09.2019
Сергей Круглов

«Транснефть» 23 августа выпустила информационное сообщение о проблеме содержания хлорорганических соединений (ХОС) в нефти. Как пояснила компания, сообщение связано «с появившимися публикациями по ограничению поставок на НПЗ нефти с содержанием хлорорганических соединений выше 1 ppm».

Трубопроводная монополия считает не соответствующим действительности утверждение, будто российские НПЗ не способны перерабатывать нефть с содержанием более 1 ppm. Основные проекты технического перевооружения НПЗ, говорится в сообщении, были реализованы до 2015 года, когда в соответствии с ГОСТ Р 51858-2002 «Нефть. Общие технические условия» был установлен предельный норматив ХОС в нефти в количестве до 10 ppm. Данный норматив должен был учитываться нефтяными компаниями при реализации программы по модернизации и техперевооружению НПЗ.

«Транснефть» также сообщила, что за 2018 год более половины общего объема сдачи нефти компании ПАО «Роснефть» составляет нефть с содержанием ХОС более 1,0 рpm, а по отдельным регионам добычи нефти компании ПАО «НК «Роснефть» сейчас осуществляет сдачу нефти в систему ПАО «Транснефть» с содержанием ХОС до 4,0 ppm.

Эксперты отрасли связывают инициированную «Роснефтью» кампанию по ужесточению содержания ХОС с попытками предотвратить получение контроля «Транснефти» над всеми пунктами сдачи-приемки сырья. Такое предложение, после кризисной ситуацией с «Дружбой», было передано главой компании Николаем Токаревым премьеру Дмитрию Медведеву.

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ, так прокомментировал позицию Игоря Сечина:

- Предложения «Роснефти» (относительно снижения максимально допустимого содержания ХОС в нефти до 1 ppm - ред.), не направлены на реальную модернизацию системы транспортировки нефти. Причин появления этих предложений, как минимум, две. Во-первых, до этого «Транснефть» предложила свой план совершенствования системы транспортировки и контроля за качеством нефти. Это логично, так как Путин фактически дал такое поручение Токареву во время встречи в разгар скандала с "хлорированной" нефтью. «Роснефти» в этой ситуации нужно было предложить альтернативный вариант, как попытку блокировки любых инициатив «Транснефти». Причем вариант Транснефти предусматривает усиление контроля на тех пунктах приема нефти, которые принадлежат ВИНКам, в том числе «Роснефти». Естественно, что Сечин не хочет подобного усиления «Транснефти».

Во-вторых, "Роснефть" пытается сыграть на эскалацию конфликта и тогда обвинит в этом «Транснефть». Т.е. «Роснефть» предлагает ужесточить нормы содержания ХОС в нефтепроводах. Это приведет к тому, что «Транснефть» должна будет отказывать, как самой «Роснефти», так и другим компаниям, которые поставляют нефть с содержанием ХОС более 1 ppm. В итоге добычные компании будут жаловаться президенту на «Транснефть», которая парализует работу всей нефтяной отрасли России: НПЗ не получат сырье, будут нарушены экспортные контракты и т.д. И во всем обвинят «Транснефть», хотя она будет обязана выполнять новые нормы приема нефти, которые сейчас предлагает утвердить «Роснефть».

С ним согласен Сергей Воробьев, руководитель Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК):

- Игорь Сечин хочет поставить «Транснефть» в такое положение, когда она в любом случае будет виновата: приняла в систему нефть с ХОС более 1 ppm - виновата, не приняла и сорвала контракты нефтяников - тоже виновата. Надеюсь, руководство Минэнерго понимает ситуацию и не допустит такого необоснованного изменения регламента ЕАЭС. Позиция «Роснефти» выглядит всё более неконструктивной. Уже уладили дела с Украиной, Казахстаном, успокоилась Польша, завершаются переговоры с Белоруссией, а внутри страны продолжается постоянная информационная возгонка. Все это сказывается на репутации России и только усиливает дискредитацию нашей нефтянки на международном уровне».

Независимый эксперт в области ТЭК Антон Соколов таким образом резюмирует сложившуюся ситуацию: «Общая канва этого конфликта, как мне кажется, предполагает постоянное наличие антитезы к позиции оппонента. Если «Транснефть» выступает с каким бы то ни было предложением, то и «Роснефть» публично высказывается на ту же тему, оппонируя по каждому пункту. Конечной целью мне видится получение контроля («Роснефтью» - ред.) над «Транснефтью» или, как минимум, значительное ослабление ее позиций в отечественном ТЭК».

Читайте другие наши материалы