Модернизация ТЭС: мостик в будущее или бег по кругу

Потребители призывают пересмотреть программу обновления теплоэнергетики
10.10.2019
Глеб Тукалин

В 2019 году в России прошли первые конкурентные отборы проектов модернизации тепловой генерации (КОММод) на 2022-2024 годы. Объемы модернизации - 14 ГВт. Сейчас в завершающей стадии находится процедура отбора на 2025 год. Участники дискуссии "Модернизация тепловой генерации в России: успешная реализация и настройка механизмов", прошедшей на Российской энергетической неделе, обсудили, надо ли что-то менять в этой программе. Все согласились, что первые отборы показали высокую конкуренцию и серьезное снижение капитальных затрат и одноставочной цены. Однако, по мнению крупных энергопотребителей, на этом плюсы программы пока заканчиваются.

С точки зрения председателя комитета Госдумы по энергетике Павла Завального, КОММод - целесообразный, но вынужденный механизм. "Мы все понимаем, что у нас несовершенный рынок энергетики. Реформу электроэнергетики не удалось довести до логического завершения. Оптовый рынок есть, но несовершенный, розничного рынка нет вообще. Мы ограничиваем стоимость электроэнергии уровнем инфляции - и в то же время нагружаем оптовый рынок непрофильными надбавками. В условиях такого снижения инвестиционной привлекательности приходится подключать такие механизмы, как КОММод", - констатировал он.

Несмотря на свои достоинства, первый этап отбора показал существенный недостаток КОММода - по сути, на нем победили проекты по капремонту, а не модернизации. "В итоге мы получаем продление ресурса, но низкую эффективность, по сути, закрепляя хроническую технологическую отсталость отрасли на десятилетия вперед. Нужно вводить критерии повышения эффективности: для паросиловых установок - 43-46%, для парогазовых - 53-56%. Это абсолютно достижимо. Мы должны такие планки ставить, чтобы потом не прийти к такому финишу, когда все устарело, продлевать нельзя, источников для модернизации нет, нужно новое строительство", - предупредил Павел Завальный. По его мнению, если и проводить КОММод, то отбирать только проекты глубокой модернизации, отсекая неэффективные.

"Программа модернизации должна быть прежде всего ориентирована на потребителя - то есть при формировании энергостратегии в области тепловой генерации важна клиентоориентированность", - подчеркнул, в свою очередь, заместитель министра энергетики РФ Юрий Маневич. Однако как раз у потребителей к КОММоду большие претензии.

Директор РУСАЛа по работе с естественными монополиями Максим Балашов обратил внимание на необходимость смены подходов к проведению модернизации. "В 2017 году впервые появилась цифра в 40 ГВт, которые необходимо отремонтировать, дальше дискуссию свели к сумме в рублях - 2,6 трлн руб. до 2035 года. У потребителей же позиция всегда заключалась в том, что нужно исходить из спроса, - напомнил он. - Надо обращаться к перспективным центрам потребления, там надо искать возможности для модернизации и нового строительства. Этот принцип коррелирует и с задачей государственного прогнозирования спроса и предложения. Поэтому необходимо на последующих отборах больше обращать внимание на расположение площадок с точки зрения перспективного спроса".

Максим Балашов поднял вопрос обсуждаемого увеличения 15-процентной квоты наиболее затратных проектов, которые сейчас отбираются на уровне правительственной комиссии. "Конкурс внутри конкурса - не очень хорошая идея. Красноярские ТЭЦ в эти 15% отбора уложили 60% всей его стоимости. Повторения этой истории точно бы не хотелось, поэтому лучше оставить квоту такой, какая она есть", - считает топ-менеджер РУСАЛа. Потребители всегда говорили о том, что при существующих избытках генерирующих мощностей - порядка 40 ГВт - очень правильно было бы инвесторам и генераторам брать на себя ответственность за загрузку станций, добавил он.

Наконец, по мнению Максима Балашова, необходимо закладывать эффект от модернизации парогазовых установок (ПГУ): "Должны снижаться удельные расходы топлива, повышаться коэффициент использования установленной мощности, эффективность в энергосистеме, в результате стоимость электроэнергии должна снижаться. Мы видим примеры, когда ПГУ реально снижают цену. Поэтому мы выступаем за ПГУ и гидрогенерацию во второй ценовой зоне (зона Сибири. - "НГ"), это те проекты, которые реально в перспективе могут снижать стоимость электроэнергии на рынке. А если просто возьмем квоту в гигаваттах и умножим на четырехкратные капитальные расходы - это не то, чего хотелось бы".

"Существующая программа так называемой "модернизации" ТЭС, а по сути, воспроизводства паросилового цикла - это не мостик в будущее, а бег по кругу, который не дает никаких перспектив ни генераторам, ни потребителям, - прокомментировал "НГ" начальник департамента развития оптового рынка "Сообщества потребителей энергии" Михаил Бирюков. - Дело в том, что в механизме и критериях отбора отсутствуют стимулы к повышению эффективности и снижению себестоимости электроэнергии. Мощность энергоблоков будет оплачиваться полностью вне зависимости от их фактической загрузки. В результате ремонтные мероприятия сведены в основном к продлению паркового ресурса котлов и турбин".

"В итоге экономика потратит много сил и средств, но никакого обновления генерации не получит - через несколько лет тепловая генерация окажется в еще более плачевном состоянии, чем сейчас, поскольку никаких шагов для перехода к более надежной, гибкой и экономичной энергосистеме в свое время не было сделано, - прогнозирует эксперт. - Чтобы хоть как-то исправить ситуацию, следует сократить до 70-80% гарантированную компенсацию затрат на ремонты через платеж за мощность, заставив владельцев возмещать свои затраты через эффективную работу на рынке электроэнергии, а также ввести дифференцированную оплату мощности в зависимости от загрузки генерирующих объектов".

Читайте другие наши материалы