Деньги есть, конкуренции нет

Госзакупки стали еще более закрытыми и менее конкурентными
07.03.2019
Екатерина Мереминская

Проблемы признают и сами чиновники

За 2018 г. государство и принадлежащие ему госкомпании потратили почти 24 трлн руб. на закупки разных товаров и услуг (около 24% ВВП). И хотя закон о контрактной системе работает уже пять лет, борьбы за эти деньги пока нет.

Уровень конкуренции падает, предупреждают авторы доклада Высшей школы экономики о закупках в 2018 г. А открытой информации становится все меньше - закупки отдельных госкомпаний не раскрываются в Единой информационной системе, а заказчики получили право не размещать в системе информацию о закупках у единственного поставщика. На закрытых аукционах было распределено в 10 раз больше денег, чем в 2017 г., - всего 227 млрд руб., указывают авторы доклада. А всего неконкурентных контрактов было заключено на 5,3 трлн руб., из которых 4,2 трлн приходится на контракты, заключенные после несостоявшегося конкурса, а 1,1 трлн - у единственного поставщика. При этом к результатам общественного обсуждения прислушались только в 0,5% случаев.

Мало конкуренции

Сложные и непрозрачные процедуры закупок отпугивают и сам бизнес. Если раньше на торги государства приходило 2,7 потенциального поставщика, в 2018 г. их число сократилось до 2,3, у госкомпаний показатель просел сразу на 29,4% до 1,5. Уровень конкуренции снижается из-за старых проблем, которые не решаются годами: низкий уровень доверия, ожидания бесперспективности участия в торгах, объясняют эксперты Высшей школы экономики. Многие участники считают, что на тендерах высок уровень предопределенности победителя, говорит первый проректор Высшей школы экономики Александр Шамрин.

Еще одна причина снижения интереса - нерентабельность, считает вице-президент Торгово-промышленной палаты Елена Дыбова. Обеспечение (30% стоимости контракта) замораживается на год, при этом еще до заключения контракта нужно потратить деньги на электронные подписи, участие в торгах (например, плату электронным площадкам при торгах госкомпаний), перечисляет она.

Жалуется бизнес и на снижение цены во время аукционов (минимальная цена определяет поставщика по госзаказу). «Снижение цены может быть очень существенным, по некоторым закупкам доходит и до 60-80%», - говорит Дыбова. Бизнес, особенно малый и микро, борется за любой контракт, но это работа на выживание, а денег на развитие не остается, констатирует она. Главенство цены при принятии решения о победителе отпугивает многих, согласен Шамрин: у добросовестных компаний есть предел, ниже которого они не могут опустить цену.

Даже если поставщик выиграл торги и подписал контракт, он может попасть в неприятную ситуацию. По закону о госзакупках заказчик может расторгнуть контракт в одностороннем порядке, напоминает замруководителя ФАС Михаил Евраев. Это главная причина ухудшения ситуации с числом участников торгов, считает он: «Нужно быть очень смелым человеком или иметь хорошие отношения с заказчиком, чтобы идти на такие риски. Ты приходишь, вносишь обеспечение (до 30% стоимости контракта) и можешь потерять и контракт, и внесенное обеспечение по одностороннему решению заказчика о расторжении контракта, без возможности в административном порядке обжаловать его или защитить свои права». Остается только судебная защита, но на это может уйти более 1,5 года, предупреждает Евраев.

Перезагрузка контрактов

Недостаточную гибкость и сложность контрактной системы ранее признавал и вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов. Для реализации нацпроектов ее нужно донастроить, призвал он. Нет ни одного нацпроекта, который бы мог быть реализован без заключения госконтрактов, получается, между планами и реализацией - контрактная система и примат цены и экономии может привести к падению качества итогового продукта, говорит Шамрин.

Упрощению поможет цифровизация, советует Счетная палата и предлагает переходить на электронные смарт-контракты. Это позволит оптимизировать заключение и исполнение контрактов, исключить злоупотребления при приемке и оплате, учете неисполненных обязательств по контракту и расторжении контракта, что повысит эффективность использования бюджетных средств, перечисляет представитель Счетной палаты.

Есть предложения и у ФАС. Служба подготовила предложения по изменению правил одностороннего расторжения контрактов, рассказывает Евраев. Сейчас компания может потерять контракт и обеспечение по нему, даже если она признается добросовестной и не включена в реестр недобросовестных поставщиков. ФАС предлагает синхронизировать эти решения - разрешить госзаказчику расторгать контракт, только если поставщик признан недобросовестным.

Нужно отходить и от зацикленности на цене, внедрять контроль квалификации в механизмы тендеров и вводить оценку конечной эффективности контракта, предлагает Шамрин. А также ввести институт предквалификации, отмечает Дыбова, это поможет убрать недобросовестные компании с рынка.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы