Бизнес вместо государства

Пока социальное инвестирование - это заметный тренд для западный стран, но когда-нибудь он доберется и до России
29.10.2019
Рубен Ениколопов

Одной из не самых заметных, но важных новостей последних дней стал отказ правительства от введения углеродного налога, целью которого было дать компаниям стимулы сокращать выброс парниковых газов. Оставляя в стороне эффективность данной конкретной меры, можно констатировать, что в отличие от интересов крупных госкомпаний вопросы экологии и других социально значимых проблем с тем же образованием и здравоохранением сегодня нельзя назвать приоритетными для государства. Заняться ими бизнесу предлагается в качестве собственной инициативы. Как ни странно, но такой подход может оказаться не таким уж и бесперспективным. Во всяком случае, пока на это больше надежды, чем на резкую смену приоритетов правительства.

Стандартная модель филантропии претерпевает существенные изменения на наших глазах. В течение многих лет стандартным путем было заработать свой капитал, не особо заботясь об этической составляющей бизнеса, и уже отойдя от дел (а еще лучше - в завещании) пытаться замолить свои грехи вложениями в благотворительность. Уже в наше время многие богатейшие люди планеты, такие как Билл Гейтс или Марк Цукерберг, начали активно заниматься филантропией параллельно со своей основной деятельностью, пытаясь исправить свою карму еще при жизни. Но их благотворительная активность по-прежнему остается не связанной с основным бизнесом.

В последнее же время все больше предпринимателей и инвесторов стараются не разделять свои деловые интересы с желанием изменить мир к лучшему. Именно поэтому идеи социального предпринимательства и социально ответственного инвестирования привлекают все больше внимания. По оценкам Глобальной сети социально значимого инвестирования, общий объем средств в этом секторе в мире уже составляет более $500 млрд и продолжает расти.

Рост интереса к этому подходу связан не только с тем, что инвесторы и предприниматели все чаще пытаются не исправлять карму, принесенную в жертву бизнес-интересам, а изначально не портить ее. Четкое разделение бизнес-подхода и чистой филантропии зачастую оказывается вредным и для достижения самих целей благотворительности.

Недостаток чистой филантропии - отсутствие дисциплины, прежде всего финансовой. Даже движимые самыми высокими идеалами НКО могут забывать о повышении собственной эффективности. Не случайно аккуратные методы анализа эффективности различных социальных программ, за развитие которых в этом году была присуждена Нобелевская премия по экономике, зачастую принимаются в штыки именно НКО, которые без всякого анализа лучше знают, как на самом деле надо спасать человечество - а по факту очень боятся, что на поверку их методы окажутся далеко не самыми эффективными и деньги филантропов уйдут их конкурентам.

Проблема социального инвестирования в том, что инвесторы зачастую оказываются в ситуации охотника, погнавшегося сразу за двумя зайцами. Пытаясь одновременно и получить прибыль, и достичь социальных целей, инвесторы рискуют не сделать ни того, ни другого. Всегда есть искушение как оправдать плохие финансовые показатели плохо измеримыми социальными результатами, так и закрыть глаза на сомнительную социальную пользу особо прибыльных проектов.

Один из способов решить эту проблему - построить рейтинги, которые бы позволили квантифицировать социальное воздействие конкретных фирм и уже с цифрами на руках сравнивать финансовые и социальные показатели. Но сейчас методология таких рейтингов только разрабатывается, и их качество оставляет желать лучшего. Так, недавнее исследование бизнес-школы МТИ показало, что существующие альтернативные «социальные» рейтинги компаний (ESG ratings) плохо скоррелированы друг с другом: рейтинговые агентства по-разному измеряют влияние по категориям, по-разному учитываются и различные категории социального воздействия. Эти проблемы связаны прежде всего с тем, что социальное инвестирование - направление все еще достаточно молодое, хотя и бурно развивающееся. По мере его взросления мы, скорее всего, увидим все большую унификацию и стандартизацию подходов к оценке социального инвестирования, что позволит ему развиваться еще быстрее.

Пока социальное инвестирование как тренд заметно прежде всего в западных странах. В России оно только начинает развиваться. Но опыт показывает, что хотя и с некоторой задержкой, но в нашей стране видим те же самые тренды, что и во всем мире. А значит, и социальное инвестирование скоро из невиданного зверя превратится в, быть может, нишевой, но вполне стандартный подход. И те задачи, которые традиционно отдавались на откуп государству и чистой благотворительности, будут постепенно укореняться в практиках частных компаний, еще раз подтверждая, что при наличии желания частная инициатива и социальные проблемы может решать эффективнее государства.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы