Каким будет новое десятилетие

Зелёная энергетика вместо углеводородов
04.01.2020
Михаил Оверченко

Ископаемые виды топлива уже называют активами с сомнительной стоимостью


Ralph Orlowski / Reuters

В заканчивающемся десятилетии было немало переломных моментов, возникли новые тенденции и технологии - от имущественного неравенства и изменения климата, осознанных как экзистенциальные проблемы, до электромобилей, автоматизации, искусственного интеллекта и криптовалют.

В наступающем десятилетии эти зародившиеся тренды могут оформиться и стать частью нашей жизни, изменив ее; для решения наиболее острых проблем могут быть найдены новые подходы; какие-то тенденции могут радикально измениться.

«Ведомости» публикуют серию статей с анализом возможных кардинальных изменений в ряде областей.

Активизация борьбы с изменением климата, рост производства и удешевление энергии из возобновляемых источников, развитие транспорта, работающего на электричестве (или шире - на альтернативной энергии, включая водород), - все это представляет серьезную угрозу для ископаемого топлива. Если многие страны уже сейчас активно сокращают использование угля, то нефтяная отрасль пока не столкнулась с экзистенциальной угрозой, ведь значительная часть сырой нефти используется в нефтехимии. Однако борьба с пластиком может ударить и по этому рынку. А распространение электромобилей уже становится серьезным вызовом, ведь на дорожный транспорт, по данным Международного энергетического агентства (МЭА) за 2017 г., приходится 49,2% спроса на нефть.

Сомнительные активы

В 2019 г. более 600 инвесткомпаний с $37 трлн под управлением призвали отменить госсубсидии на топливо. Это важная часть борьбы с глобальным потеплением и за более экономное потребление, указывала в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе Кристалина Георгиева (тогда - исполнительный директор Всемирного банка, а сейчас - директор-распорядитель МВФ). Такой шаг может быть болезненным: в 2019 г. повышение цен на бензин в Иране, отмена субсидий на топливо в Эквадоре сопровождались массовыми протестами. Но в долгосрочной перспективе это должно заставить страны активнее развивать возобновляемую энергетику. Этот сектор в Латинской Америке, где правительства любят поддерживать граждан субсидиями, в 2019 г. получил рекордный приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ), обогнав Азиатско-Тихоокеанский регион и заняв второе место после Европы. По данным fDi Markets, Латинская Америка привлекла в январе - октябре $17,8 млрд в 97 новых проектов, тогда как в 2013-2018 гг. было в среднем 50 проектов в год. Наибольшая доля ПИИ (40%) пришлась на Бразилию, которая также является крупным нефтедобытчиком.

В 2018 г. Латинская Америка получала 56% электроэнергии из возобновляемых источников. А в США число рабочих мест в солнечной энергетике в 2015 г. превысило их количество в нефтегазодобыче.

Ископаемые виды топлива (нефть, газ, уголь) уже получили определение stranded assets - активы с сомнительной стоимостью, которые могут преждевременно обесцениться, например, из-за изменений в регулировании или быстрого снижения спроса на них. В ноябре Европейский инвестиционный банк (EIB - госбанк ЕС) объявил, что перестает кредитовать компании, работающие с углеводородным сырьем, даже с газом, который обычно считается способным заменить более грязный уголь. «С политической и банковской точек зрения, нам не имеет смысла продолжать инвестировать в активы со сроком эксплуатации 20-25 лет, которые будут заменены новыми технологиями и не способствуют достижению амбициозных климатических и энергетических целей ЕС, - заявил вице-президент EIB Эндрю Макдауэлл. - В энергетической системе будущего будут доминировать возобновляемые источники».

Без моторного топлива

ЕС хочет к 2050 г. стать нейтральным регионом по углеродосодержащим выбросам (без них будет производиться столько же энергии, сколько с ними). Не все страны готовы пойти на это, хотя Великобритания, Франция и ряд других уже поставили себе такую цель, а первым шагом стал запрет продаж автомобилей с двигателем внутреннего сгорания (ДВС): в Норвегии - с 2025 г., Нидерландах - с 2030 г., Франции и Великобритании - с 2040 г.

К 2040 г. активное развитие электромобилей сократит спрос на моторное топливо на 13,7 млн баррелей в сутки, прогнозирует Bloomberg New Energy Finance (BNEF), занимающаяся исследованием новых видов энергоресурсов. Сейчас мировой спрос на нефть - около 100 млн баррелей. К 2030 г. около 28% продаваемых автомобилей будут электрическими, а к 2040 г. - 57% (и 80% автобусов), ожидает BNEF. Быстрый рост продаж пассажирских электромобилей начнется с середины 2020-х гг., когда сравняется стоимость машин с электродвигателем и ДВС. В 2010-2016 гг. цена литий-ионного аккумулятора для электромобиля упала на 73%, по данным BNEF.

Еще сильнее изменить динамику могут технологические достижения. Аккумулятор с твердым электролитом пока не стал коммерческой реальностью, но когда он попадет в производство, пробег электромобилей без подзарядки удвоится - с 500 до 1000 км, пишет Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money: «Это опровергнет практически любой аргумент в пользу использования ДВС». Toyota Motor намеревалась вывести на рынок первый аккумулятор с твердым электролитом в начале 2020 г.

70%

Серьезные изменения ждут электроэнергетику. Будет развиваться сегмент динамической зарядки электромобилей, когда их батареи подсоединяются к сети и используются для аккумулирования энергии при пиковом производстве и передачи ее в сеть в моменты пикового потребления, пишет BNEF. Это возможно, если коммунальные и технологические компании сподвигнут автовладельцев заряжаться дома, тогда как нефтяные и автокомпании, вкладывающиеся сейчас в сети зарядных станций, захотят привлечь их в свои розничные точки, отмечают в Deutsche Bank. Факторы, которые определят, в какую сторону пойдет развитие, станут ясны только в ретроспективе, считают в банке.

Если в 2018 г. 70% энергии в мире получалось из ископаемых источников, то в 2050 г. это же количество будут давать возобновляемые, говорится в долгосрочном прогнозе BNEF. К тому времени $5,3 трлн будет инвестировано в солнечную энергетику, $4,2 трлн - в ветряную и $843 млрд - в производство средств хранения энергии. Еще $11,4 трлн потребуется на развитие энергосетей. А вложения в традиционную топливную энергетику, как ожидается, не превысят $2 трлн. Более того, крупнейшие мировые нефтегазовые компании сами начинают заниматься возобновляемой энергетикой, к 2030 г. вложения в нее могут составить до 20% от их инвестиций, ожидает KPMG.

По ее подсчетам, в 2018 г. совокупные инвестиции в возобновляемую энергетику составили $334 млрд. Доля такой энергетики в мире к 2030 г. может быть увеличена до 36%, по оценке Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, и это позволит достичь цели по остановке роста мировой температуры в пределах 2 градусов по Цельсию в соответствии с Парижским соглашением по климату. Активная политика по реализации этого соглашения и энергетических целей ООН приведет к падению мирового спроса на нефть до 66,9 млн баррелей в сутки к 2040 г., говорится в долгосрочном прогнозе МЭА. Более вероятный базовый сценарий агентства предполагает рост спроса за 20 лет всего до 106,4 млн баррелей.

Источник: Ведомости

Читайте другие наши материалы