Энерговектор
О насНовостиНаука и технологииСтратегияАрхив

Шёлковое распутье

18.01.2016, Борис Владимиров
В программу Всемирного экономического форума, который пройдет в швейцарском Давосе 20‒23 января, включены дебаты, посвященные наиболее актуальным глобальным событиям, в том числе теме современного Шелкового пути
Между тем до 2015 года мало кто обращал серьезное внимание на выдвинутую еще в 2013 году Си Цзиньпином идею создания широкого экономического коридора, который должен соединить Китай со странами Европы и укрепить его позиции в Азии и Африке. Однако в конце марта 2015 года слова китайского лидера превратились в официальную концепцию «Один пояс и один путь», состоящую из двух основных частей ‒ сухопутного «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути». Концепция потенциально предполагает участие около 60 стран евразийского континента. При этом Китай рассчитывает создать транспортную сеть от Тихого океана до Балтики, сократить барьеры для торговли и инвестиций, расширить системы расчетов в национальных валютах.

Замах, прямо скажем, грандиозный. И широко поддержанный не только на евразийском пространстве, но и в ряде стран ЕС. Сильно досадует разве что Северная Америка. Поэтому, например, не прошло и недели после визита Ильхама Алиева в Пекин, где был подписан «Меморандум о взаимопонимании по совместному поощрению создания “Экономического пояса Шелкового пути”», как американская Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе внесла в Конгресс США законопроект, который предусматривает введение санкций против азербайджанских чиновников. Американцы дали понять, что разворот Азербайджана с Запада на Восток воспринимается в США как своего рода угроза их влиянию в регионе. Тем более что они заметно потеснены в других местах, особенно на Черном континенте, где, можно сказать, берут начало первые тропы «Экономического пояса Шелкового пути».

В 2009 году Китай отобрал у США лидерство в торговом партнерстве со странами Африки. Он настойчиво стремится использовать богатые ресурсы континента для обеспечения собственного экономического роста. Так, власти Зимбабве предоставляют китайским компаниям контракты на покупку и добычу местных полезных ископаемых, а также инфраструктурные проекты. Кроме того, они разрешили использовать при расчетах внутри страны китайский юань.

Осенью 2014 года Китай развернул миротворческую миссию под эгидой ООН в Южном Судане, обеспечив охрану нефтяных месторождений страны, китайских рабочих и бурильных установок: для этого сюда было направлено около 800 военнослужащих. Ранее Пекин направлял военных в Мали для защиты китайских инженеров, строивших лагерь ООН в городе Гао. Наконец, Китай подписал соглашение о построении военной базы (пункта снабжения китайских кораблей, участвующих в операциях ООН против пиратов в Аденском заливе) в стратегически важной Джибути, расположенной между Йеменом, Эритреей, Сомали и имеющей выход к Красному морю…

Впрочем, вернемся в наши палестины. В России идея председателя КНР рассматривается как важный элемент дальнейшего усиления экономической интеграции стран Евразии. Стремление Китая диверсифицировать различные виды и источники энергии, обеспечить надёжные сухопутные поставки нефти и газа из РФ и стран Центральной Азии совпадает с заинтересованностью руководства и общественности РФ в развитии экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Выступая на 4-ом Глобальном форуме по энергетической безопасности в Пекине, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник отметил: «На данном этапе чёткая концепция маршрутов “Экономического пояса Шёлкового пути” ещё не выработана. В контексте развития энергетической инфраструктуры Евразии мы вкладываем в данное понятие, прежде всего, территорию государств центральной части нашего континента. Эта территория обрамляется с севера Северным морским путём, а с юга – Морским Шелковым путём. Именно здесь находится узел сопряжения Евразийского экономического союза с инициативой нового Шелкового пути, где концентрируются новые нефте- и газопроводные проекты, включая проект «Сила Сибири-2» и возможность его развития в направлении Индии, другие энергетические инфраструктурные проекты, включая ЛЭП и морские терминалы.

Создание новых энергетических центров в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России будет способствовать не только повышению энергетической безопасности нашей страны, но и, в сочетании со строительством энергетической инфраструктуры (нефте- и газопроводов и ЛЭП), позволит увеличить надёжность снабжения потребителей Китая, Японии и других стран Восточной Азии.

Наше сотрудничество могло бы стать примером того, как, диверсифицируя рынки, и, соответственно, источники поставок, можно концентрировать усилия на нескольких масштабных проектах: Евразийского экономического союза, Шанхайской организации сотрудничества и китайского сухопутного проекта “Экономический пояс Шёлкового пути”. Их реализация, безусловно, способна стать крупнейшим явлением в мировой экономике и политике начала XXI века».

«Сопряжение ЕАЭС и китайской концепции ”Экономический пояс Шелкового пути” создает огромные возможности развития транспортной инфраструктуры», ‒ считает эксперт Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, добавив, что реализация проекта строительства скоростной железной дороги между Азией и Европой через территорию России «способна изменить геополитическую ситуацию в мире».

В настоящее время вероятность расширения международного сотрудничества дополняется возможностью транзитных операций «шелковых путей», поскольку надо иметь в виду, что это множество транзитных проектов, а не какой-то единственный путь из Китая в Европу.

Конечно, мы предпочли бы, чтобы Китай проложил большую часть нового Шелкового пути по территории России. Однако в Пекине считают иначе и уже пробуют ходы в Европу мимо РФ ‒ через Казахстан, Азербайджан, Грузию и Турцию. Вдобавок Киев радеет за маршрут Украина ‒ Грузия ‒ Азербайджан ‒ Казахстан ‒ Китай. И вообще «шелковый» маршрут может гибко меняться, оперативно реагируя на происходящее. Как отметил член-корреспондент РАЕН Вячеслав Петров, «стоило только России серьезно поссориться с Турцией, как Пекин создал условия для транзита грузопотока из Китая в Европу и обратно в обход территории нашей страны». То есть мы можем наблюдать целое «Шелковое распутье»

«Договоренность между Россией и КНР о сопряжении Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС потенциально открывает огромные возможности для создания в большой Центральной Азии вместе с прилегающими регионами Сибири и Запада Китая нового центра экономического роста. Но это пока только обещания, ‒ полагает декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Сергей Караганов. ‒ Для их реализации требуются системные бюрократические усилия, которые после подписания договоренностей были почти не видны».

Следовательно, в Давосе есть что дебатировать.



 

Редакция

Главный редактор: Иван Рогожкин
Консультант: Людмила Зимина
Корректор: Анатолий Печейкин
Дизайнер: Мария Хомутская
Руководитель проекта:
Максим Родионов

Контакты

Россия, 101000,
г. Москва, а/я 230.
Тел.: +7 (916) 422-95-19
Web-site: www.enegrovector.com
E-mail: oilru.com
facebook.com/energovector


©2011-2017. Ежемесячная газета «Энерговектор». Все права защищены.