Приватизация

"Головная боль" России
31.10.2019

Собственность, как известно, бывает либо частная, либо государственная. В первом случае имущество - средства производства, жилье, земля - принадлежит физическому лицу либо компании, во втором - государству. Процесс его перехода от государства в частные руки называется приватизацией (от лат. privatus - частный).

Главным плюсом приватизации называют разгосударствление и повышение эффективности деятельности предприятий, отказ от госмонополии на имущество и формирование многоукладной смешанной экономики с опорой на эффективный бизнес, повышение конкурентности. Формы разгосударствления могут быть разные - к распродаже активов допускают всех либо только избранных, физлица или компании, осуществляют ее за деньги или специальные чеки. К ней могут быть подключены фондовые рынки и институциональные инвесторы. Но, как правило, все эти варианты работают в совокупности.

Есть и понятие реприватизации, когда в частную собственность возвращаются ранее национализированные (конфискованные) предприятия, земельные участки, банки, акции, другие ценные бумаги. Чаще речь идет о возвращении (возмездном или нет) активов бывшим владельцам, но могут быть объявлены свободные торги.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ ВО ФРАНЦИИ

История приватизации берет начало во Франции во времена Великой французской революции. Тогда восставшими были конфискованы и отданы в частные руки церковные земли, а также земли, принадлежащие короне. На аукционах их скупали зажиточные крестьяне и буржуа.

Однако значимым явлением приватизация стала в последней четверти прошлого века. В 1980-ые правительство Великобритании во главе с Маргарет Тэтчер провело масштабную экономическую реформу, одним из краеугольных камней которой стало разгосударствление. В частные руки отошли энергокомпании, в том числе, такие гиганты, как ВР и British Gas, транспортные предприятия и даже государственные квартиры, которые достались арендаторам. Бюджет страны получил сотни миллионов фунтов стерлингов, повысилась эффективность предприятий, снизилась необходимость в госсубсидиях.

Опыт Великобритании оказал значительное влияние на аналогичные процессы в других странах, прежде всего в Европе. Франция, Испания и Германия после волны национализации собственности в послевоенные годы также начали избавляться от ставших обременительными активов. Приватизация там проходила в несколько этапов, а особый размах приобрела в воссоединившейся в конце 80-х Германии. Там был создан Опекунский совет, призванный провести постепенную приватизацию экс-социалистической экономики восточных земель.

Среди развивающихся стран наиболее успешно приватизация прошла в Латинской Америке. Так, на долю Мексики в 1990-е годы приходилось порядка 20% стоимости всех приватизационных сделок развивающихся стран. В Бразилии в 1998 году произошла самая крупная в мире приватизационная сделка - государственный телекоммуникационный холдинг Telebras был продан почти за 19 млрд долларов.

Гораздо хуже дела обстояли в Африке, где сильная коррупция превратила процесс разгосударствления в банальное обогащение элит.

В Азии государственное управление было более успешным, поэтому масштабная приватизация не проводилась.

"ЮКОС" И ДРУГИЕ

Но с максимальным размахом этот процесс проводился в странах бывшего социалистического лагеря, где по историческим причинам практически вся собственность находилась в государственном владении.

В России приватизацию обычно связывают с именами Егора Гайдара и Анатолия Чубайса, занимавшихся в 1990-е годы распродажей промышленных предприятий. В ситуации экономического и политического кризиса, приватизация должна была помочь залатать дыры в госбюджете и вовлечь граждан в создание рыночной системы. Малые предприятия уходили на торгах или напрямую их работникам, а крупные преобразовывались в акционерные общества, после чего часть акций продавалась на публичных аукционах за приватизационные чеки (ваучеры). Их выдавали населению бесплатно, но на практике мало что можно было приобрести на эти "бумажки". В итоге их скупали у людей за бесценок, да и те, кто вложился в какой-нибудь "приватизационный фонд" получали потом копеечные дивиденды. В стратегических отраслях приватизация была запрещена, однако к концу 1994 года было продано 60-70% предприятий торговли, быта и питания.

Затем, в 1995 году, появились залоговые аукционы, когда правительство под залог своих госпакетов акций набрало кредитов и не возвратило их. Таким образом, пакеты перешли в собственность кредиторов. Так появились олигархи-миллиардеры, владеющие крупнейшими компаниями ("Норильский Никель", "ЮКОС", "Сибнефть" и другие).

В конце 1990-х - начале 2000-х годов приватизация продолжалась, были полностью или частично проданы такие крупные активы, как ТНК, "Восточная нефтяная компания", Росгосстрах, ВТБ и Сбербанк. Однако постепенно ее темпы затухали, и сейчас ежегодный доход от приватизации составляет лишь десятки миллиардов рублей.

Приватизация 90-х подвергается жесткой критике как за ее методы, так и за результаты - большинство активов были проданы по явно заниженной цене с минимальными поступлениями в казну, а большинство россиян в итоге остались ни с чем. В свою очередь, сторонники приватизации оправдывают ее тем, что так было необходимо для появления нового класса частных собственников для гарантии невозврата к коммунизму.

Отдельного упоминания заслуживает приватизация жилья - каждому россиянину дали право бесплатно приватизировать свою квартиру или дом один раз в жизни. Процесс начался в 1991 году и продолжается до сих пор, хотя вначале предполагались различные временные ограничения. На данный момент в частной собственности находится более 80% жилых объектов. При этом некоторые граждане, столкнувшись с необходимостью содержать свою собственность, расприватизируют ее, возвращая государству.

Ситуация в Восточной Европе складывалась несколько иначе - значимые активы достались иностранным собственникам, что обусловило более быстрое восстановление и переход на рыночные рельсы как самих предприятий, так и экономики в целом. Негативных последствий не удалось избежать и здесь, но в целом эксперты считают их минимальными для стран, прошедших смену социального строя и экономического уклада.

НОВАЯ ВОЛНА

Итогом приватизации 90-х годов в России стало разгосударствление двух третей экономики, однако после кризисов 2008-2009 годов многие активы начали возвращаться к государству, поскольку новые собственники не смогли эффективно управлять ими в эпоху дешевой нефти и санкций.

Сейчас, по разным оценкам, доля госсектора в экономике РФ составляет от 50% до 70%. Многие считают это избыточным и настаивают на новом разгосударствлении. Регулярно анонсируются планы очередной масштабной приватизации, которая должна принести бюджету сотни миллиардов долларов. Однако власти не спешат их реализовывать, указывая, что критической потребности в деньгах у бюджета нет, а рыночная ситуация является не самой подходящей для продажи.

Последней значимой на сегодняшний день сделкой стала продажа 19,5% акций "Роснефти" в 2016 году, что с учетом приватизации "Башнефти" принесло в бюджет России более одного триллиона рублей. Однако в ближайшее время мало кто ждет повторения подобных историй - в большинстве интересующих инвесторов активов государство уже подвинулось к пороговому значению в виде контрольного пакета, а там, где пространство для маневра еще есть, мешают либо санкционные ограничения, либо масштабные инвестпроекты и социальные обязательства. Ряд интересных предприятий по-прежнему находятся в стратегическом списке и запрещены к продаже.

Тем не менее, необходимость разгосударствления российской экономики по прежнему сохраняется - без этого невозможны структурные преобразования, без которых значимого роста ВВП нам не добиться, полагают эксперты. Однако механизм "новой приватизации" до сих пор не продуман или, как минимум, не обнародован.

Источник: Прайм

Читайте другие наши материалы