«Электрический трактор открывает новую эру»

Насколько дорого обходятся государственные программы экономии
01.06.2019
Евгений Жирнов

В 1949 году советским людям с гордостью сообщили, что выполнено ленинское предначертание и на поля страны вышли электротракторы. Восторженные репортажи о небывалом новшестве и сэкономленном с его помощью горючем публиковали еще несколько лет. Однако затем и сами электрические трактора с пашен, и всякие упоминания о них в прессе тихо и незаметно исчезли.


Фото: Савин Михаил / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

«Какого черта он у вас хвостом вертит?!»

В советские времена в канун юбилеев В. И. Ленина, годовщин памятных революционных событий, а еще чаще, когда заходила речь о плане электрификации страны - ГОЭЛРО, непременно вспоминали об испытаниях электроплуга, на которых основатель советского государства лично присутствовал в 1921 году. Один из участников создания и испытаний этой конструкции, В. З. Есин, вспоминал:

«Весной 1920 года рабочие Петроградской городской электростанции построили на двух автомобильных шасси две электрические лебедки, достали где-то балансирный (перекидной) плуг и организовали электропахоту на земельном участке под Петроградом. Эта электропахота была заснята на короткометражный фильм. Кто-то из петроградских товарищей рассказал Владимиру Ильичу о первых опытах электропахоты, а возможно, что ему был показан и короткометражный фильм электропахоты».

Система с виду была довольно простой - установленные на краях поля электрические лебедки тросами поочередно тянули плуг. Но возникало множество технических проблем - от подведения электролиний к полю до перемещения лебедок вдоль его краев. Однако Ленин заинтересовался новинкой, настаивал на ее массовом производстве и деятельно следил за усовершенствованием электроплуга и изготовлением нового опытного образца.

«Владимир Ильич,- писал Есин,- с нетерпением ждал дня, когда можно будет практически приступить к пахоте. Наконец в октябре 1921 года один агрегат электроплуга был доставлен на поле Бутырского хутора под Москвой, и на 22 октября 1921 года было назначено испытание этого первого электроплуга».

Печать сообщала об этом событии:

«В субботу, 22 октября на Бутырском хуторе состоялось торжественное демонстрирование запашки помощью электроплуга большой мощности, который является первым из серии таких плугов, строящихся по постановлению Совета Труда и Обороны на русских заводах. Испытание первого плуга привлекло общее внимание и участие широких кругов населения. На испытаниях присутствовали: товарищи Ленин, Калинин, представители Коминтерна, ЦК РКП, руководители прессы, представители научных и технических учреждений».


«На испытаниях присутствовали: товарищи Ленин (на фото - четвертый справа, в кепке), Калинин, представители Коминтерна, ЦК РКП, руководители прессы, представители научных и технических учреждений»
Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Ленин, как вспоминал Есин, с огромным вниманием и неожиданно долго следил за ходом пробной пахоты:

«Когда были начаты испытания и балансирный (перекидной) 8-корпусный плуг, влекомый стальным тросом, пошел вперед, делая 8 глубоких борозд,- Владимир Ильич пошел рядом, за плугом и как зачарованный смотрел, как ровно и красиво укладываются 8 пластов земли. Мы, члены комиссии "Электроплуг", просили Владимира Ильича держаться подальше от плуга, так как мог оборваться трос, или плуг мог потерять устойчивость, выскочить из борозды и ударить хвостом. Но эти уговоры плохо действовали. Владимир Ильич продолжал ходить за плугом, от лебедки к лебедке, находившихся на расстоянии около 400 метров. К сожалению, наши предупреждения о том, что плуг может терять равновесие, подтвердились. Дело в том, что поле Бутырского хутора было сильно исхожено и изрезано протоптанными дорожками. Когда плуг встречал на пути твердую почву - протоптанную дорожку,- он вздрагивал и хвост его моментально выскакивал из борозды. Владимир Ильич сердито спрашивал: "Какого черта он у вас хвостом вертит?!"».

В печати о недостатках новой конструкции писать не стали, а о результатах испытаний сообщили читателям:

«По ним еще нельзя, однако, судить об экономичности, удобстве в эксплуатации и других существенных данных относительно таких плугов. Только последующий период самого тщательного изучения их работы может дать всестороннее освещение их свойств и заключение об их жизненности».

Сам Ленин, по словам Есина, остался недоволен результатами испытаний:

«Весь день до темноты Ленин провел на поле Бутырского хутора. Он расспрашивал конструкторов о том, как упростить конструкцию всей системы электроподводки к полю, где будет проводиться электропахота, как создать большую устойчивость плуга в работе, чтобы он не выскакивал из борозды. Лениным был поставлен и такой вопрос: "Нельзя ли изменить конструкцию плуга так, чтобы включение электромоторов на электролебедках производилось с балансирного плуга, с тем чтобы сократить обслуживающий персонал?". Дело в том, что обслуживающий персонал на агрегате состоял из пяти человек: один на плуге, двое на лебедках и двое около трансформаторов».

Однако работы над электроплугом не прекратились.

«Владимир Ильич,- писал Есин,- сознавал, конечно, что система электропахоты несовершенна,- но эта пусть несовершенная система будет практически совершенствоваться по мере развития электропахоты, и будет накапливаться опыт».

Из бюджета страны, страдающей от голода и разрухи, были выделены немалые средства, и было построено 20 агрегатов, которые отправили для опытной эксплуатации в хозяйства под Петроградом, под Костромой, в Средней Азии и Закавказье.

Итог этого эксперимента оказался безрадостным:

«Появление современного трактора,- констатировал Есин,- как бы оттеснило идею электропахоты с канатной тягой».

«Качественного кабеля сейчас не имеют»

Однако сторонники тотальной электрификации сельского хозяйства не сдавались. Ведь идея электропахоты была освящена именем Ленина, а после его канонизации по-советски, ни одна его идея не могла быть неверной. Если трактор лучше, чем электроплуг, значит, нужно строить элетротрактор. Благо и за границей велись подобные эксперименты.

В СССР, правда, для производства деталей и узлов электротракторов и стойких к постоянному изгибу кабелей для их подключения к электросети отсутствовали необходимые технологии. Но энтузиастам электротракторного дела очень помог возникший в стране дефицит бензина. И Политбюро ЦК ВКП(б) 8 января 1932 года приняло решение обязать Наркомат внешней торговли СССР обеспечить размещение заказов на оборудование для отдела электротракторного электрооборудования Электрозавода. Причем, несмотря на острейший дефицит валюты на его закупку была выделена очень значительная для того времени сумма 485 тыс. руб.

Первоначально советские инженеры пошли простым путем, просто заменив дизельный двигатель гусеничного трактора электрическим. Но, как отмечали специалисты, «эта конструкция оказалась несовершенной». В 1937 году во Всероссийском институте электрификации сельского хозяйства (ВИЭСХ) создали электротрактор ВИМЭ-2, два опытных образца которого прошли опытную эксплуатацию на полях АССР Немцев Поволжья. А следующую модификацию - ВИМЭ-4 в 1939 году даже демонстрировали на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке среди других передовых образцов советской сельхозтехники.

Но о массовом их производстве в тот момент не мечтали даже самые заядлые энтузиасты. Самой уязвимой частью электротрактора был питающий его кабель и специалисты Энергетического института АН СССР и ВИЭСХ работали над тем, чтобы сделать его тоньше, легче и более стойким к износу.

С началом Великой Отечественной войны работа по созданию электротракторов отошла на второй, если не на третий план. Но после ее окончания о технике, способной снизить потребление горючего и смазочных материалов вспомнили вновь.

В 1948 году опытные образцы электротракторов были отправлены на полевые испытания. Результаты работы этих агрегатов в Ачитской машинотракторной станции (МТС) в Свердловской области были подведены в докладе инструктора сельхозотдела Свердловского обкома ВКП(б) Кузьмина заведующему Сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б) А. И. Козлову:

«На полях колхоза "Заря" Ачитского района Свердловской области в 1948 году работали два электротрактора. Тракторы в работе находились 59 смен, из них 25 смен вели испытания. В переводе на мягкую пахоту электротракторами вспахано 181 га.

Испытание электротракторов проведено по весновспашке, рыхлении почвы и вспашке пара. Удельный расход электроэнергии на пахотных работах, при глубине обработки 25-27 см, составил 45 кВт/га. При полном напряжении и частоте в энергосистеме электротрактор свободно тянул пятикорпусной тракторный плуг с предплужниками...

Принципиальная схема машины "ЭТ-5" оказалась правильной и более совершенной, чем у известных конструкций электрических тракторов "ЭТ-2", "ЭТ-3", "ЭТ-4" и "ЭТ-8".

Ходовая часть, электрооборудование и аппаратура электрического трактора работали хорошо».

Однако, как и можно было ожидать, с питающими кабелями возникли проблемы:

«Силовой кабель Киевского завода оказался лучшим, 600-метровый кабель, изготовленный заводом №694, имел большое число сростков, большой вес, часто пробивал и по этим причинам был забракован. От изготовления нужной длины и требуемого качества кабеля завод №694 отказался, в результате чего опытные образцы тракторов качественного кабеля сейчас не имеют».

Случались и проблемы из-за дефектов изготовления электротракторов:

«Имевшие место неполадки в токосъеме и механической части электротрактора, возникшие в результате неудачной замены заводом №70 изоляционных материалов и низкого качества работ по изготовлению, в данное время устранены, и опытные образцы находятся в удовлетворительном состоянии и пригодны к дальнейшей эксплуатации».

А самым большим недостатком электротракторов оказалась их выработка:

«Низкая выработка опытных электротракторов в текущем году явилась следствием:

1. Продолжительной остановки ГЭС, по случаю ремонта плотины, затвора и замены подшипников турбины.

2. Низкого качества электроэнергии местной энергосистемы из-за перегрузки другими потребителями, а также отсутствия в ней элементов автоматики по осуществлению параллельной работы двух генераторов в единую сеть.

3. Низкого качества изготовления машин, благодаря чего (так в тексте.- "История") пришлось затратить много времени на устранение весьма существенных дефектов производственного характера в полевых условиях (заново произведена центрация и балансировка электромоторной группы, устранены перекос и заедание в стреле и др.)».


«Пришлось затратить много времени на устранение весьма существенных дефектов производственного характера в полевых условиях»
Фото: Козловский Николай / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Но главная цель - экономия дефицитного горючего, как писал Кузьмин, была достигнута:

«По сравнению с обычным трактором "СТЗ-НАТИ" электрический трактор на каждом обработанном гектаре высвобождает до 20 кг жидкого топлива, экономит до 70% смазочных материалов».

Что, собственно, от электротракторов и требовалось. И в ЦК ВКП(б) решили, что можно приступить к более масштабной опытной эксплуатации электротракторов.

«Это золотая машина»

И в 1949 году опытные образцы усовершенствованных электротракторов были отправлены нескольким машинотракторным станциям.

«Весной этого года,- писал в журнале "Техника-молодежи" замминистра сельского хозяйства СССР П. С. Кучумов,- на колхозных полях, обслуживаемых Рыбновской МТС Рязанской области, появилась гусеничная машина, несколько похожая на знакомый всем трактор. Но необычными были и ажурная стрела, напоминавшая стрелу небольшого подъемного крана, укрепленная на будке машины, и удивительная бесшумность этой машины, тянувшей за собой мощный плуг. От стрелы уходил кабель к стоявшей на краю поля будке. Над крышей будки поднималась металлическая мачта с развилками, упиравшимися в провода электрической сети. Это был электрический трактор, сконструированный Всесоюзным научно-исследовательским институтом электрификации сельского хозяйства. Этой же весной электрические тракторы пришли и на поля, обслуживаемые Баженовской МТС Свердловской области и Корсунь-Шевченковской МТС Киевской области, а под Москвой, в Мытищинской МТС, появился колесный электротрактор, созданный по проекту другого научно-исследовательского института».

Кучумов описывал и все преимущества новой техники:

«Электрический трактор открывает новую эру в электрификации сельского хозяйства. Он дает возможность использовать дешевую электрическую энергию, источником получения которой могут служить местные электрические ресурсы: энергия воды, низкосортное топливо,- не только в тех производственных процессах сельского хозяйства, которые обслуживаются стационарными, неподвижными машинами. Электрическая энергия становится способной принять участие и в полевых, наиболее трудоемких работах сельского хозяйства: пахоте, севе, бороновании...

Труд тракториста при работе на электротракторе значительно облегчается. Электрический трактор всегда готов к действию. Простое нажатие кнопки - и электротрактор пущен в ход. Это преимущество электротрактора особенно разительно и холодное время, когда заводка обычного трактора становится трудным делом.

Советские трактористы дали высокую оценку новым машинам. "Это золотая машина",- говорит об электротракторе бригадир Рыбновской машинно-тракторной станции тов. Харитонов»

А о проблеме с плохим электроснабжением полевых работ, которая судя по докладу из Свердловского обкома, очень затрудняла работу электротракторов, замминистра писал:

«Задание по строительству сельских электроустановок, принятое правительством на 1945 год, значительно превысило объем работ по сельской электрификации в лучшие предвоенные годы. 1945 год явился началом еще более грандиозных работ по сельской электрификации, намеченных послевоенным пятилетним планом. Задания послевоенного пятилетнего плана предусматривают ввод в эксплуатацию одних только сельских гидроэлектростанций на общую мощность в 1 млн. квт. Кроме того, план намечает расширение энергетической базы нашей колхозной деревни за счет строительства тепловых сельских станций и присоединения сельских потребителей к сетям районных, промышленных и городских электростанций».

Опыт работы трех МТС, где эксплуатировались гусеничные электротрактора, сочли настолько успешным, что в директивы по пятому пятилетнему плану, утвержденные в октябре 1952 года на XIX съезде партии, включили следующий пункт:

«Считать одной из важнейших задач внедрение электротракторов и сельскохозяйственных машин, работающих на базе использования электроэнергии, особенно в районах крупных гидроэлектростанций».


«За пять лет хозяйственного применения электротракторов выработано свыше 100 тыс. гектаров»
Фото: Фридлянд Семен / Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

В январе 1954 года академик Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ) В. А. Желиговский так описывал в интервью «Огоньку» открывающиеся перспективы:

«Предстоящей весной на орошаемые Волго-Донским судоходным каналом земли Ростовской области выйдут электрические тракторы и комбайны. В Семикаракорском и Романовском районах строятся электромашинно-тракторные станции. Энергию им подаст Цимлянская ГЭС. Такие же ЭМТС в недалеком времени появятся на обширных пространствах нашей Родины - от Днепра на западе до Оби на востоке, от Камы на севере до Аму-Дарьи на юге. Заодно с энергогигантами будет действовать множество межколхозных и колхозных электростанций, строительство которых развернулось сейчас в стране. Малые реки, торф, бурый уголь, ветер - все местные источники энергии используются с выгодой».

«Уверяют, что все это поправимо»

Правда, летом того же 1954 года в публикациях об электротракторах начали появляться критические нотки. В репортаже, описывавшем работу Корсунь-Шевченковской МТС, к примеру, говорилось:

«Жалуются на то, что кабель выходит быстро из строя и он слишком короток; электротрактор самостоятельно не может передвигаться с поля на поле, и приходится в этих случаях вызывать на помощь тепловой трактор, а тот не всегда оказывается под рукой - пропадает много времени на ожидание. Пока еще довольно сложно электрооборудование».

Естественно, тут же говорилось о том, что «товарищи уверяют, что все это поправимо».

А вскоре пришло время подвести не только технические, но и экономические итоги эксплуатации электротракторов. С 1949 года на использовавшие их МТС регулярно выезжали студенты и аспиранты экономического факультета Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева (ТСХА), которые занимались учетом времени работы и расходов электротракторов и их сравнением с обычными. В работе одного из них, будущего член-корреспондента ВАСХНИЛ Ю. Т. Бузилова, о снабжении МТС электроэнергией говорилось:

«Зона деятельности Баженовской МТС снабжается электроэнергией от Белоярской понизительной подстанции, которая в свою очередь питается от крупной госэнергосистемы "Свердловэнерго"... Электроэнергия от энергосистемы поступает бесперебойно и весьма высокого качества. Для применения электрических, полевых машин данный тип электроснабжения вполне приемлем».

Но на некоторых других МТС наблюдалась прямо противоположная картина:

«Электроснабжение Корсунь-Шевченковской МТС и ее зоны обслуживания производится от госэнергосистемы сельского назначения. В систему включены 3 гидроэлектростанции, расположенные каскадом на р. Рось. Их общая установленная мощность 4800 квт. Режим работы электростанции зависит целиком от водного режима р. Рось. Энергосистема может удовлетворить потребителей в полной мере лишь при условии включения в ее состав регулирующего теплового резерва, могущего в маловодные периоды покрывать дефицит электроэнергии.

Энергоисточником для Кузьминской МТС и колхозов ее зоны деятельности служит межколхозная ГЭС на р. Оке. ГЭС построена на базе шлюзовой плотины Кузьминского гидроузла, сооруженного для улучшения судоходства. Установленная мощность генераторов ГЭС - 1000 квт. Качество отпускаемой электроэнергии низкое. Во время паводков ГЭС не работает. На это время электроэнергия поступает от системы "Мосэнерго"».

В той же работе сравнивались экономические показатели работы электрических тракторов ЭТ-5 и «тепловых» СТЗ-НАТИ и ДТ-54:

«Фактическая себестоимость одного гектара мягкой пахоты в среднем за 5 лет у ЭТ-5 по прямым затратам составила в Баженовской МТС 31 р. 02 к., Корсунь-Шевченковской МТС - 30 р. 47 к. В то же время у тракторов СТЗ-НАТИ соответственно по MTC 19 р. 05 к. и 21 р. 04 к., а по трактору ДТ-54 - 11 р. 55 к. и 11 р. 97 к.».

Бузилов писал, что эти результаты не могут рассматриваться как окончательные, поскольку имеют место трудности, которые могут быть преодолены в будущем:

«Превышение затрат на выполнение единицы электротракторных работ обусловлено следующими основными моментами: 1) несовершенством (недостатками) конструкции опытных машин, вследствие чего происходят частые поломки и быстрый износ отдельных узлов и деталей; 2) высокими накладными расходами, связанными с заказом и изготовлением запчастей и деталей, не имеющих серийного производства; 3) списаниями расходов, не связанных с ремонтом электротракторов, что объясняется отсутствием обоснованных норм ремонтных расходов и должного контроля за расходованием средств на ремонт электротракторов; 4) высокой отпускной ценой на электроэнергию при относительно низких ценах на нефтепродукты для тепловых тракторов».

Однако то, что затраты на работу ЭТ-5 почти втрое превышали соответствующие затраты на ДТ-54, при всех плюсах электротракторов ставило крест на их будущем.

Создатели электротракторов не сдавались и создавали проекты новых, более совершенных образцов. Но в 1970-х годах был проведен новый сравнительный расчет экономической эффективности двух типов тракторов.

«В основу сравнения,- говорилось в работе Т. А. Смольяниновой,- положены экономические показатели дизельных тракторов ДТ-75 и МТЗ-50 и расчетные показатели электротракторов ЭТ-75 и ЭМТЗ-50... Капиталовложения по тракторам определены в следующем размере: по дизельным ДТ-75 - 2919 руб., МТЗ-50 - 2500 руб. и по электрифицированным ЭТ-75 - 4717 руб. и ЭМТЗ-50 - 3640 руб. Капиталовложения в электротракторы значительно выше за счет стоимости генератора и электрооборудования. Эксплуатационные расходы по электротракторам также выше дизельных. Поэтому при равной производительности тракторов применение данных электроагрегатов экономически нецелесообразно».

Источник: Коммерсант.ru

Читайте другие наши материалы